Макларен и Освальд

03 декабря 2017, 18:00
0
4
153
Максим Кононенко

"Если спортсмен говорит, что он не принимал допинг - то это и есть доказательство того, что он его принимал!"

Однажды глава комиссии Всемирного антидопингового агентства Ричард Макларен и глава комиссии Международного олимпийского комитета Денис Освальд сидели в одном из ресторанов города Вашингтона и разговаривали о спорте.

- Ну что, - спрашивал Ричард Макларен, - Сколько еще у русских осталось спортсменов?

- Меньше, чем было, - отвечал Денис Освальд, - Но мы работаем. Самая большая проблема в тех спортсменах, которые допинг не принимали.

- Это неважно, принимали они или не принимали, - говорил Ричард Макларен, - Важно доказать, что они не могут ехать на Олимпиаду.

- Так а как доказать-то? - удивлялся Денис Освальд, - Если нет доказательств?

- Да какие тебе нужны доказательства? - не понимал Ричард Макларен.

- Ну, не знаю, - разводил руками господин Освальд, - Я тут одного профессора просил выяснить, можно ли вообще открыть эту пробирку с анализами. Он два месяца пытался, открыл таки, но всю поцарапал. Вот хотя бы царапину какую на пробирке найти…

- Так возьми иголку и поцарапай! - улыбнулся Макларен, - А еще лучше вот что.

Денис Освальд весь обратился во слух.

- Мне Родченков рассказывал, - продолжал Ричард Макларен. - Что у них в России есть такой фильм. Формула любви называется. И там есть эпизод: один человек спрашивает своего сотрудника, сможет ли тот починить карету? Да, могу, - отвечает сотрудник, - За один день. А за два дня сможешь? - спрашивает сотрудника человек. Смогу и за два, - отвечает сотрудник. А за неделю? - спрашивает человек. Понимаешь?

- Кажется, понимаю… - пробормотал Денис Освальд, внимательно глядя на господина Макларена, - Если человек может вскрыть пробирку за два месяца, поцарапав ее, то это значит, что если царапины нет, то…

Господин Освальд достал мобильный телефон и набрал чей-то номер.

- Профессор? - спросил он в трубку, - Здравствуйте, профессор! Скажите, а можно ли открыть пробирку так, чтобы не осталось царапин? Нет, я понимаю, что у вас не получилось! Но если бы вы тренировались не два месяца, а, например, дольше? Два года там… двадцать лет? Теоретически, можно было бы достичь такого мастерства, чтобы ремонтировать телегу неделю? Что? Какую телегу? А, извините… чтобы пробирку вскрыть без царапин? Теоретически? Можно? Спасибо, профессор!

Освальд выключил телефон.

- Профессор говорит - можно, - радостно сказал он, наливая в бокал Макларена немного шампанского.

- Вот видите, - улыбнулся Макларен, поднимая бокал, - Значит, отсутствие царапин больше не является оправданием.

- Гениально! - выдохнул Освальд и поднял свой бокал.

Главы комиссий сделали по глотку.

- Я вам, коллега, больше скажу, - поставил свой бокал Ричард Макларен, - Все эти пробирки вообще не нужны.

- То есть - как? - удивился Освальд, - Почему не нужны?

- Нужен только доклад, - пояснил глава комиссии WADA, - А кроме доклада ничего больше не нужно. Если в докладе написано, что спортсмен виновен - значит, он виновен.

- А если он с этим не согласится? - не понимал Освальд.

- А если он будет отрицать доклад, - тихо сказал Ричард Макларен, - То это и есть доказательство. Потому что если бы спортсмен был невиновен - то он бы не отрицал доклад. Ему было бы незачем.

- Что-то я совсем уже запутался, - помотал головой Освальд, наливая еще.

- Всё очень просто, - продолжал Ричард Макларен, поднимая бокал, - Вот скажите мне, вы видите здесь доклад?

- Нет, - пожал плечами Освальд.

- А ведь он есть, - улыбнулся Макларен, отпивая шампанского, - Я ведь его сам написал и точно знаю, что он есть. И если вы говорите, что доклада нет - значит, вы говорите неправду. Так и с допингом.

- Как? - продолжал не понимать Освальд, - Как с допингом?

- Допинг существует, - говорил Макларен, ставя бокал на стол, - Факт его существования отрицать невозможно. Поэтому если спортсмен отрицает допинг - значит, он говорит неправду. А если он говорит неправду, то…

- Погодите, я, кажется, понял! - воскликнул господин Освальд, - Получается, что если спортсмен говорит, что он не принимал допинг - то это и есть доказательство того, что он его принимал! Так?

- Подумайте еще, коллега, - улыбнулся Макларен, - Вы уже близко.

- Так-так-так… - пробормотал Освальд, - Что я упускаю? А, ну конечно! Почему говорит-то? Получается, что если спортсмен не принимал допинг - то это и есть доказательство того, что он его принимал!

- Ну наконец-то! - обрадовался Ричард Макларен, поднимая бокал, - Наконец-то Международный олимпийский комитет всё правильно понял! Теперь, я думаю, у нас дело пойдет.

И мужчины радостно выпили.

Источник

Комментарии
4

  • Что они радостно выпили ? -содержание пробирок...что ли ? laugh

    • Мочу только укры пьют!

      • Чоо срач  устроить ? А могу ! laugh

  • Не смешно. Гетманский исписался!

Написать комментарий