Сюрприз для Германа

11 февраля 2018, 00:01
0
4
462

Как буузные могут помочь в серьёзном законотворческом процессе. Гуманоиды в Улан-Удэ

После того, как Герман немного помог главе самой Солнечной суперреспублики решиться на назначение нового министра по инвестициям, он решил прикупить на ужин пару десятков бууз.

Буузная располагалась у Центрального рынка в маленьком бревенчатом домике, возведённом при царе Горохе, то бишь при будущем Николае Втором.

Несмотря на отсутствие нормального водопровода и нормальной канализации, что и было нормальным при тогда ещё цесаревиче Николае, нормальной сальмонеллы в этой буузной тоже словить было нельзя. В отличие от пафосных заведений в центре города с заоблачными по сравнению с этой буузной ценами.

Она была "только для своих" и клиентов тут ценили. Нормальной сои в фарше не наблюдалось. Было только нормальное мясо, дававшее чудный бульон: он и полюбился гостю Земли.

После условного стука, охранник-мордовород с авиазаводским акцентом из 80-х впустили Германа. Дело было поздним вечером, едокам там делать было нечего: чай не обед.

Внимание гуманоида сразу привлекло нечто, с громким чавканьем поедавшее буузы. Оно сидело спиной, но Герман сразу его узнал. Увидеть в таком месте этого хомо сапиенса он никак не ожидал.

«Сальмонеллёз что ли словил где-то на площади или на Кирова?», - подумал инопланетянин. И решил отужинать на месте, дабы дополнить шифровку в Центр о назначении министра по инвестициям.

Сделав заказ, он сел за столик так, чтобы понаблюдать за чавкавшим созданием.

* * * 

И Герман не ошибся! Это действительно был депутат Госдумы от Бурятии. Не тот, которого выбрал народ, а тот, которому мандат достался от премьер-министра всей страны.

Гуманоид тут же просканировал мысли премьера, чтобы понять, о чём тот думал в сентябре 2016 года.

«Ну, эти дурики, избиратели, не думали же, что я пойду в депутаты, - размышлял председатель правительства, рассматривая отказную. – Денег в Госдуме нет. А мы и тут хорошо держимся! Хорошо кормят. Вкусно! Пусть идёт туда этот очкарик из этой Бурятии. Мне не жалко. Хотя позы у них там вкуснейшие. А вот гостиница с президентским люксом - отстой! Пусть очкарик в Москве поживет. Может, научит её хозяина достойно президентов принимать».

Премьер поставил подпись и посмотрел в окно кабинета: там текла Москва-река и возвышался комплекс Москва-сити.

«При мне построено!» - гордо подумал глава правительства, намекая на свой первый и последний в жизни президентский срок.

* * * 

Из сканирования Германа вывел пронзительный крик. Он жалко так взглянул на депутата и понял, что тот облажался.

Бульон из десятой, последней буузы прыснул ему прямо на очки!

«Ну, не думская же здесь столовая. И даже не думский буфет», - подумал Герман.

Депутату, ослепшему на несколько секунд, удалось снять очки и он, затопав ножками, заорал:

- Официантка, салфетки!

У стола мигом материализовалась, то есть прибежала к нему девушка с рулоном туалетной бумаги.

- Это что? – подавился недоеденным куском буузы чуток прозревший депутат.

- Салфетки. 54 метра.

- Какие это салфетки? Вы что, тут совсем обнаглели? – завизжал, топая ножками и стуча ручками по столу народный избранник. – Да я! Да вас! Это беспредел! Да я ни ногой! Да я приму закон о запрете этой гадости! Да вытрите, наконец, мои очки!

Девушка чуть не плакала. Депутат же протёр морду лица её передником. Им же вытер очочки.

Герман заметил, что они чрезвычайно походили на модные очки главы, которые он сам наблюдал несколько минут назад.

«Обезьянничает, - догадался гуманоид. – Наверное, и в унтах теперь по Москве рассекает».

* * * 

Подошёл суровый охранник. Его рост раза в два превышал росточек депика.

- На выход! – мрачно молвил страж кафешного порядка. - И расплатиться не забудь. С чаевыми! А то припомню, как мы тебя в восьмидесятые на Авиазаводе трясли.

Депутат от неожиданности сгорбился и снизу вверх посмотрел на охранника.

«Что ж ты, милая, смотришь искоса, низко голову наклоня?» - пропел про себя Герман, которому принесли долгожданные буузы.

«Трудно высказать и не высказать все, что на сердце у меня», - промелькнуло в мозгу депутата, который вспомнил лихие для него восьмидесятые в чавском районе.

Охранник взял депутата за шкирку.

«Прах покойного, был вынесен на руках близкими и друзьями», - вспомнил гуманоид.

Дверь открылась и, получив хорошего пенделя, очкарик, оскорбивший официантку, вылетел на улицу Свердлова прямо к гостинице «Золотой колос».

«После непродолжительной гражданской панихиды тело было предано земле», - сказал про себя Герман и принялся за вторую горячую и вкуснейшую буузу.

Депутат шлёпнулся на землю, как жаба. Он быстро поднялся и, кренясь набок сильнее прежнего, побежал по Арбату к спасительной площади Советов с невероятной быстротой.

Герман же, доев все пять бууз, взял приготовленный для него замороженный заказ и телепортировался к себе на Ключевскую прямо на глазах разинувшего от этого рот верзилы-охранника.

Иногда он позволял себе такие проделки с землянами, безнадёжно отставшими в развитии от его планеты в системе Альфа Центавра.

* * * 

Уже дома, на Ключевской, закусывая водочку буузами, гуманоид решил: все равно у депутата ничего не получается ни с защитой Байкала от фосфатных стиральных порошков, ни с ремонтом жилья для сирот, да и в Госдуме над ним все смеются. И он вложил в голову очкарику навязчивую идею: обязательно принять до 2021 года федеральный закон о запрете использования туалетной бумаги на столах закусочных, кафе и ресторанов.

Комментарии
4

  • Герман а-ля Летучая)

  • Костя, Улан-Удэ глазами Германа - это !!!)

  • Константин Гетманский

    не а

  • Господин У

    Текст огонь!!!

Написать комментарий