Связующее звено

05 августа 2018, 00:01
0
4
288

Владимир Иринчеев из Бурятии в составе оргкомитета ЧМ-2018 по футболу работал со сборной Швеции

Фото предоставлено Владимиром Иринчеевым

Чемпионат мира по футболу, завершившийся совсем недавно стал главным спортивным событием для России этого года.

За исключением Московской и Сочинской Олимпиад нашей стране никогда не доводилось принять у себя столь крупномасштабные спортивные соревнования. За жаркими, бескомпромиссными баталиями на футбольных полях 12 стадионов в 11 городах России следили сотни тысяч болельщиков, с экранов телевизоров миллионы зрителей во всём мире. В организации Мундиаля-2018 принимали участие тысячи волонтёров и среди тех, кому посчастливилось принять непосредственное участие в организации чемпионата мира, был и наш земляк Владимир Иринчеев, вошедший в состав организационного комитета Мундиаля. 

"Бурятия" уже рассказывала о нём. Коротко напомним: Владимир родился в Улан-Удэ, но школу заканчивал во Владимире. Будучи студентом Московского государ­ственного лингвистического университета (бывший Москов­ский государственный педаго­гический институт иностран­ных языков имени Мориса Тореза) стал сотрудничать с популярным спортивным изданием «Спорт-Экспресс», специализировался на итальянском футболе (в институте изучал язык Леонардо да Винчи и Рафаэля). Но в 2016-м вернулся в Улан-Удэ, где работает в театре оперы и балета им. Г. Цыдынжапова руководителем пресс-службы.

- Владимир, а как ты попал в оргкомитет?

- Первую попытку предпринял ещё, когда учился по программе профессиональной переподготовки менеджмента в спорте в Высшей школе экономики (ВШЭ - единственный российский участник Международной сети университетов FIFA/CIES, объединяющей 16 ведущих мировых университетов, реализующих программы двойного диплома в области спортивного менеджмента), которую окончил в 2015 году. Но тогда не получилось, не было вакансий. Вернулся домой, начал работу в театре. Но уже на следующий год мой знакомый по учебе в ВШЭ предложил в соцсетях попробовать вновь пройти отбор в оргкомитет. Конечно, согласился, ещё бы, побывать на домашнем чемпионате мира, это было бы очень здорово. Прошёл несколько собеседований по скайпу, и меня утвердили. Поскольку у меня большой опыт по итальянскому футболу, планировали, чтобы я работал со сборной Италии. Но в итоге итальянцы так и не отобрались на российский Мундиаль. Конечно, огорчился, очень хотелось поработать именно с итальянской командой. Но ничего не поделаешь. По иронии судьбы меня закрепили за сборной Швеции, которая как раз выбила в стыковых матчах Италию.

- А почему Швеция?

- Оргкомитет сам определял, кто из нас с какой командой будет работать. Ещё до того, когда не было ясно, выйдут итальянцы в финальную часть чемпионата или нет, меня спросили, согласен ли я работать в случае невыхода Италии, с какой-нибудь англоговорящей командой. Понятно, что я был согласен. Но не предполагал, что ею будет именно Швеция. Хотя в этой скандинавской стране родной язык свой, но большой процент населения говорит на английском.

- С чего началась работа в оргкомитете?

- В целом её можно разбить на три периода. Первый прошёл в ноябре-декабре прошлого года, конечным этапом которого стала жеребьевка финальной части чемпионата. Прошла она в Государственном Кремлёвском дворце, на неё приехали делегации всех команд-участниц Мундиаля. Вместе с инспекционными комиссиями побывал в городах, где пройдут матчи с участием сборной Швеции на групповом этапе, а именно в Нижнем Новгороде, Екатеринбурге и Сочи на предмет их готовности к чемпионату. Кроме того, побывали в Геленджике, который шведская команда выбрала как базовый город на время турнира.

Второй период прошёл в феврале, в принципе здесь было всё тоже самое. Добавлю, что в ходе него состоялся семинар в Сочи, во время которого представителям команд рассказали все аспекты проведения чемпионата мира, начиная от транспорта, логистики, рекламных моментов до нюансов футбольных правил. Ну и третий – собственно сам чемпионат мира.

- Какие обязанности были возложены на вас?

- В первую очередь, отмечу, что всего было отобрано 32 человека, отбирали по одному конкретно на каждую команду. Мы, как представители оргкомитета чемпионата мира были связующим звеном между ФИФА, оргкомитетом и командой. Соответственно нагрузка и ответственность на каждого из нас ложилась огромная, поскольку мы отвечали буквально за всё, за исключением безопасности. Я находился с командой все 24 часа: жил вместе с ней, посещал все тренировки, матчи, обеспечивал быт, питание, перелёты, одним словом должен был решать все организационные вопросы, все проблемы, если они возникали.

- Это были люди только из России?

- В основном да, но были и представители других стран, но обязательно русскоговорящие. К примеру, с нами работал парень, который живёт в Польше, но знал русский язык. Добавлю, что во время подготовки к чемпионату, а совместно мы прошли большое количество тренингов, мы очень сдружились, после чемпионата обменялись контактами. 

- Как состоялось первое знакомство со шведской командой?

- С тренерским составом, администрацией ещё в Москве во время первого периода. Менеджер команды Ларс Рихт очень опытный специалист, на этой должности более 20 лет, он достаточно авторитетный человек не только в Швеции, но и во всём футбольном мире. Этот чемпионат стал для него последним на этом посту. Мне было очень приятно с ним работать. Так же как и с тренером шведской сборной Янне Андерссоном, очень простым в общении, коммуникабельным, с которым было легко общаться. Футболисты же прилетели 12 июня, в этот же день меня представили команде, и в этот же день состоялась первая их тренировка. Со шведами установились хорошие отношения, это очень корректные, организованные, не заносчивые люди.

Отмечу, прилетели они чартером из Стокгольма, поскольку в Геленджике аэропорт не международный, тем не менее, по случаю прилёта команд Швеции и Исландии (а исландцы также жили в Геленджике) на время ему был присвоен статус международного, впервые организованы два рейса Рейкьявик-Геленджик и Стокгольм-Геленджик.

- Какие-то трудности были во время работы?

- Конечно, сложности были на протяжении всего чемпионата, но каких-то сверх ординарных случаев не было. В первые дни в Геленджике поступало огромное количество звонков от всех задействованных в обеспечении проживания команды служб города. Это и ГИБДД, скорая, больницы, администрация города, поскольку любую информацию о команде они могли узнавать только от меня. Телефон постоянно садился, хорошо выручало портативное зарядное устройство, которое я обязан был иметь по условию работы. Нагрузка была нереальная, нельзя было ничего забыть, упустить, поскольку любая, даже маломальская ошибка могла привести вплоть до международного скандала. Но к счастью никаких загвоздок не возникало, со шведами на самом деле в этом плане было легко работать. К тому же у них внутренние процессы были чётко организованы, благодаря опытному менеджеру, да и городские службы Геленджика достаточно быстро и оперативно решали все вопросы.

К примеру, для того, чтобы добраться до тренировочного поля, а оно в 20-25 минутах езды от гостиницы, вся команда выезжала на автобусе. Соответственно в сопровождении автоинспекции, а улицы города перекрывались. Но возникали моменты, когда команда задерживалась с выездом, поэтому мне приходилось постоянно держать связь с ГИБДД, объяснять ситуацию, контролировать время.

То же самое и с перелётами. Назначается определенное время вылета, но не всегда удавалось уложиться в него из-за послематчевых задержек, как это, к примеру, было в Питере. А ведь в «Пулково» очень большое количество рейсов, найти необходимое «окно» не так просто. Поэтому вновь нужно было быть постоянно на связи с аэропортом, улаживать проблему.

Тем не менее, во всех городах они успешно решались, поскольку в них прекрасно понимали значимость чемпионата, и скажу, что везде всё было организовано на высшем уровне.

- А с чем связаны были задержки?

- Они не зависели от того, проиграла команда или нет. Было много моментов, из-за которого команда могла задержаться после матча. Это и обязательное интервью, пресс-конференции флэш-интервью, допинг-контроль, который обязательно должны были пройти два футболиста, на некоторых матчах проходили встречи с организованными группами болельщиков, друзьями, членами семьи. Ну и конечно после победных матчей футболисты праздновали её. Так что, нередко задержка могла затянуться достаточно долго.

- Как шведы отмечали победы и поражения?

- После победы в последнем матче группового турнира над Мексикой 3:0, в котором мексиканцы были фаворитами, понятно была большая радость. В раздевалку пришел президент федерации футбола Швеции Карл-Эрик Нильссон, который поздравил футболистов с победой и выходом в плей-офф.Было и шампанское, всю дорогу на базу футболисты в самолете веселились, пели песни. Кстати, после победы над Швейцарией в 1/8 финала такой радости не было.

А поражения? Особо тяжело переживали футболисты проигрыш Германии. Если помните, шведы сначала вели 1:0, потом счёт стал 1:1, который давал хороший шанс на выход из группы. Но в добавленное время немцы вырвали победу. Для всех это был шок. Вратарь команды Робин Ольсен долго плакал в раздевалке, видно было, что он сильно расстроился.

- А поражение в четвертьфинале от англичан, когда команда остановилась в шаге от полуфинала, то же расстроило?

- Честно говоря, на тот момент шведы понимали, что уже прыгнули выше головы. Но у них был кураж, и они очень хотели пройти в полуфинал, как и я, поскольку полуфинал проходил в Москве, в Лужниках. Это было общее желание, всей команды, к которой меня причисляли в полной мере, поскольку за месяц, который прожил с ней, можно сказать, породнился с ней, чувствовал себя частью команды и футболисты считали меня своим. Я был не меньше огорчён после поражения сборной Швеции в четвертьфинале чемпионата мира по футболу.

Когда команда выигрывает, ты радуешься вместе с ней, когда проигрывает – огорчаешься. И понятно, что когда Швеция проиграла Англии 0:2 я почувствовал, что большой праздник под названием чемпионат мира по футболу для меня закончился. Вся та большая работа, которую проделал на протяжении всего этого периода завершена. Было не то, что обидно, как-то печально, что все закончилось и этого больше никогда не будет.

- У тебя было много обязанностей, а матчи смотрел?

- Тут по ситуации. К примеру, перед первым матчем с Южной Кореей в Нижнем Новгороде Виктор Линделёф из «Манчестера Юнайтеда» почувствовал себя плохо, пришлось практически весь первый тайм «провисеть» на телефоне, связывался с медицинскими службами города. Или же кто-то из футболистов получит во время игры травму и требуется госпитализация, необходимо её организовать. К счастью, до серьёзных травм дело не доходило, а так практически все матчи просмотрел. У меня было место в первом ряду, сразу за скамейкой запасных.

- А за игрой сборной России наблюдали?

- Первый матч смотрел вместе со шведскими футболистами в Геленджике. Хотя шведы особо не любят следить за матчами других команд, другое дело, команд-соперниц по группе.

- И, как правило, засылают на них своих разведчиков?

- Да, скауты на них обязательно присутствовали, и я организовывал для них транспорт, созванивался, чтобы их встретили в другом городе, это же было на мне.

- Как шведы отзывались об игре сборной России?

- Были удивлены игрой российской команды, не ожидали, что она пройдет так далеко. Особо они были удивлены результатом встречи Россия-Испания. Мы в этот момент летели в Питер и во время полёта нам объявляли, как проходит эта встреча. Они не верили, что счёт 1:1, будут пенальти. Окончание же поединка я уже смотрел при посадке по телефону.

Хотя некоторые шведские футболисты радовались выступлению россиян, в первую очередь, Андреас Гранквист и Виктор Классон, первый ранее выступал за «Краснодар» (ныне он защитник шведского «Хельсинборга»), второй продолжает играть за краснодарцев. Честно говоря, Швеция и Россия два главных сюрприза чемпионата мира, присутствие остальных команд в плей-офф было ожидаемо.

- По самой организации турнира какие-то претензии у шведов были?

- Нет, они были очень довольны тем, как всё было организовано, начиная с первого дня. Когда они только прилетели, оперативно была организована таможенная служба, паспортный контроль, чего в Геленджике нет, поскольку аэропорт не международный. Как признались сами шведы, у них развеялись стереотипы о России, они считали, что в России много бюрократизма, а сами люди неприветливые. Их поразили города, люди, то, как их встречали в них.

- Футболисты могли свободно погулять по Геленджику?

- В принципе это не возбранялось, они могли делать все что хотели, у них в команде были доверительные отношения. Они могли спокойно выходить из гостиницы в любое время и куда хотят. Но за исключением обслуживающего персонала этим правом редко кто пользовался. Правда, были организованная прогулка на катере в море, посещение парикмахерской, тренажерного зала. Другое дело если бы в команде были бы суперзвезды, как, к примеру, Златан Ибрагимович, который не поехал на чемпионат мира. Тогда вопросы безопасности решались совсем по-иному. Кстати, с командой работал еще один представитель оргкомитета, который отвечал за организацию безопасности команды, в тандеме с ним я и работал.

- Не последнее место в быте команды занимает и организация питания команды. Шведы какие-то особые требования предъявляли?

- По большому счёту нет. Из Швеции прилетели два шеф-повара, под руководством которых и готовилась вся кухня. Заранее оговаривались, какие продукты нужно поставить, что-то они привезли с собой, причём в виде исключения даже санкционные продукты, для чего была организована упрощенная система таможни. В целом же на «шведском столе» были самые разнообразные блюда: мясо, рыба, всевозможные салаты, ягоды, фрукты. Поскольку питался с командой, скажу, лучше, чем там я нигде не кушал. Видимых ограничений для футболистов не было, каждый ел, сколько хотел и что хотел, но каждый понимал, что и сколько можно.

- За месяц, что прожил с командой, с кем-то сблизился?

- С футболистами сказать об этом не могу, поскольку все же они больше были сосредоточены на футболе, тренировках. Хотя общаться приходилось часто, выполнять определенные ежедневные их просьбы. И они достаточно лояльно ко мне относились, скажем, было бытовое общение. Тем более, между собой они говорили по-шведски, ко мне они обращались на английском.

- Настала пора прощаться, как прошли проводы?

- Еще перед стартом чемпионата всегда два плана: это досрочный вылет с него и второй – до победного конца, к обоим надо быть готовым.

У нас же все получилось как-то скомканно. Команда по большому счёту рассчитывала на перелёт в Москву в полуфинал, но вышло по-иному. После проигрыша в Самаре, в Геленджик прилетели глубокой ночью. Была вечеринка по случаю вылета, еда, алкоголь, но все цивильно, мирно. Произносились тосты, все поздравляли друг друга, поскольку дойти до четвертьфинала в принципе неплохой результат. Вечеринка продолжалась до утра, но я ушёл значительно раньше, поскольку мне предстояло решать многочисленные вопросы, связанные с организацией вылета команды в Стокгольм.

Дело в том, что чартерный рейс, который заказала шведская сборная, Геленджик принять не мог. Поэтому искали замену аэропорта. Сначала предполагалось, что команда вылетит из Краснодара, но в конечном итоге остановились на Анапе. А поскольку вопрос решался долго, то соответственно ко мне звонили различные службы из этих городов. Как потом я посчитал, у меня было за это время рекордное количество звонков.

- Как простились с командой?

- Нормально. Ларс Рихт на прощанье сказал в мой и моего напарника по безопасности адрес добрые слова. Поблагодарил нас за то, что мы образцово отработали, а ему, с его большим опытом, есть с чем сравнивать. В целом отозвался хорошо о чемпионате. Нам, конечно, было приятно слышать эти слова.

- Команда улетела в Швецию, а ты в Москву?

- Да, необходимо было делать отчёты, причём, на двух языках: на русском для оргкомитета, английском – для ФИФА. После этого вернулся в Улан-Удэ. Правда, перед этим был корпоратив, который прошёл в трогательной обстановке. Был салют и Забивака, который улетел как олимпийский мишка в московское небо.

- Какая-то оценка была твоей работы? В чем она выразилась?

- Честно говоря, участие в чемпионате мира - это контрактная работа, за которую мы получали зарплату. С моральной точки зрения? От оргкомитета получил благодарственное письмо за подписью его руководителя Алексея Сорокина. Шведская федерация также обещала прислать рекомендательное или благодарственное письмо на официальном бланке, но её пока не получил. Да, когда мы прощались, президент федерации футбола Швеции пригласил меня на товарищеский матч Россия – Швеция, который пройдет октябре этого года в Калининграде. Они обещали прислать мне приглашение на него. И то, что ждут меня в Швеции.

- Чемпионат мира закончился, что дальше?

- Сложно сказать. Оргкомитет перестал существовать, а ведь там тысячи работников, высококвалифицированные специалисты с богатым опытом. Все они сегодня вышли на рынок, думаю, они будут востребованы. Что касается меня, то ближайший год планирую работать в театре. Реализовывать тот опыт, который получил во время чемпионата мира. В принципе у культуры и спорта много общего, а значит, смогу помочь своему коллективу в организации различных мероприятий на высоком качественном уровне. А дальше посмотрим.

Комментарии
4

  • Молодец парень. Интересно, как он изначально сделал свой выбор дополнительного места учебы, после Торезовки? А там ещё, поди, на переводческом учился, где случайных не бывает? ))

    Я про "программу профессиональной переподготовки менеджмента в спорте в Высшей школе экономики" Кто подсказал, что "ВШЭ - единственный российский участник Международной сети университетов FIFA/CIES, объединяющей 16 ведущих мировых университетов, реализующих программы двойного диплома в области спортивного менеджмента), которую окончил в 2015 году"?

    Правда, трудовая траектория после всего этого своеобразная - в Театр оперы и балета, да ещё пресс-служба... да ещё целым руководителем... Много ли подчиненных? Лингвистика, спорт, балет, журналистика vs пресса....  Удачи этому "многостаночнику"! laugh

    • Константин Гетманский

      "Спорт-Экспресс"?

  • ".... но большой процент населения говорит на английском."  Почему --на - ? --- я не понимаю .  У нас так--муве ангельском  мовом , альбо- розмовляе англійською мовою .

    • Лайки вижу , а объяснит кто ? Почему --на ?

Написать комментарий