Отображение действительности

08 ноября 2018, 00:01
0
0
93

По страницам научно-журнальной политики. ТК Научно-образовательная политика. МНЕНИЕ

Мы долго откладывали эту тему – то выборы, то новые министерства, то нацпроекты – но пришла пора взглянуть на научные журналы.

Данная серия публикаций – это не истина в последней инстанции, а определенная точка зрения на проблему и приглашение к дискуссии.

«Времена не выбирают»

Наукометрический подход сейчас является ключевым инструментом оценки эффективности работы научных организаций, индивидуальных исследователей, журналов, а также степени достижения научных результатов в грантах, проектах и программах.

Этот инструмент несовершенен, но иного хотя бы приблизительно близкого по качеству и непредвзятости банально нет. Проблемы связаны не с самой наукометрией, а с её применением без должного понимания механизмов оценки и ограничений. 

Ключевая единица анализа – научная статья. В данном случае нас интересует, что она находится в том или ином научном журнале. 

Все инициативы последних лет (от 2,44% до 5-го места и 500 журналов в международных базах данных) не только про ученых, оборудование и бюджеты, но и про журналы.

«Денег нет, но вы держитесь…»

Научные журналы, как правило, нерентабельны. Изредка они выходят на самоокупаемость, еще реже являются коммерчески прибыльными предприятиями.

Немаловажен следующий аспект – если учредителем является бюджетная организация (что определяет ее ключевой источник дохода), в штате сидят люди, которые получают зарплату либо непосредственно из бюджета, либо из внебюджетных источников, которые появились опять же благодаря бюджетным средствам, то почему любой налогоплательщик должен отдавать свои деньги, чтобы прочитать данную статью? 

Эта логика лежит в основе противодействия крупным издательствам со стороны университетов, научных институтов и профессионального сообщества в зарубежных странах. 

Однако, эта проблема важна и в России – некоторые явно бюджетные журналы так выстраивают свои бизнес-модели, что, например, доступ к их статьям на той же платформе elibrary.ru является платным. Это вызывает ряд вопросов.

«К загранице лицом, к своим…»

Видимость российских журналов и публикаций – действительно серьезная проблема. Даже внутри страны часто достаточно тяжело получить интересующую статью, особенно вне стен научной или образовательной организации. Для иностранных публикаций в ведущих журналах всё намного проще – Sci-Hub в помощь. И очевидно, пока не будет сделано одно окно для доступа ко всем публикациям всех журналов, имевших государственное финансирование (грант на исследование, учредитель из числа бюджетных организаций и т.п.) – проблему даже внутри страны решить не удастся. 

К сожалению, в приоритетном порядке решают проблему видимости на международном уровне. Наверное, для страны важнее, чтобы публикацию нашего ученого могли заметить в Китае, а не в институте из соседней области.

«Табель о рангах»

Упрощенно говоря, в среде научных журналов есть иерархия (от низшего к высшему): без статуса – РИНЦ – перечень ВАК – Web of Science (RSCI – ESCI –Core Collection). Вместо Web of Science возможно ответвление к Scopus. Грубо говоря, журнал должен понимать, что его задача – продвигаться наверх либо удерживаться на том или ином уровне.

РИНЦ ранее был «общественным пространством» журналов, теперь перешел к какой-никакой оценки качества изданий. ВАК с перечнем продолжают деградировать. Scopus с появлением RSCI и ESCI всё больше теряет свою значимость. Во всех индексах Web of Science содержится порядка тысячи отечественных журналов. В нацпроекте стоит задача увеличить это число к 2024 году в полтора раза.

 

«Сравнительно честный способ повышения отчетных показателей»

Научный руководитель ФТИ им. Иоффе г-н Забродский недавно выдвинул чисто «советскую» идею по искусственному повышению качества отечественных журналов (https://clck.ru/EfFsb). Он предлагает для целей отчетности просто повышать квартиль – то есть, считать отечественный журнал третьего квартиля, предположим, за второй. В основе столь спорного и механистического предложения повысить публикационные показатели лежит целый спектр мотиваций: от желания выполнить иным образом не достижимые требования министерства до стремления меньше вкладываться в подготовку хороших статей для ведущих журналов, сохранив ориентацию на традиционные каналы – отечественные издания. Всё это приведет к стагнации отечественных журналов, отсутствия мотивации к развитию и общему снижению уровня статей. 

Кстати, пагубные идеи г-на Забродского можно развить – давайте введем двойной счёт для отечественных журналов. Импакт-фактор же охватывает двухлетнее окно «набора цитирования». Вот и будем считать дважды. Ведь журнал молодец - удержался в WoS, а следовательно, статья «отработала» два раза. 

С другой стороны, стоит отметить, что чисто механистическое наращивание отчетных показателей при условии повышения финансирования также не является панацеей. Это постепенно начало понимать Минобрнауки.

«Русская полка, что ты натворила?»

Летом произошло обновление RSCI – оттуда исключили 17 изданий и добавили 137, доведя общее количество до 773. Существуют особенности отбора изданий для включения именно в этот индекс – этим занимаются РИНЦ (НЭБ) и РАН. Существует регламент включения и исключения журналов, однако в нем присутствуют достаточно спорные критерии – например, оценивание «недобросовестных практик», которое проводится Диссернетом, самим НЭБ или Советом по этике АНРИ. В этом всём несколько не хватает чёткости и определенности.

Более того, существует ощущение, что весь процесс не лишен, мягко говоря, определенной предвзятости. Не секретом являются тесные связи руководства РАН с некоторыми журналами, серьезные бизнес-интересы крупных издателей и самого НЭБ, волюнтаристский характер многих выводов Диссернета и т.п.

Еще одной проблемой с RSCI является то, что журнал может иметь перекрестное включение – входить как в сам индекс, так и иметь квартиль (то есть, быть включенным в индексы Core Collection). Это явно противоречит иерархической логике и нуждается в корректировке. Журнал, вошедший в ядро Web of Science, вряд ли нуждается в отдельном представлении на «региональной полке».

Впрочем, видимость отечественных журналов повышается, а спорная оценка или процедура лучше, чем никакой. Тем более, что формальные аспекты (наукометрия, исчисляемая по РИНЦ) сомнений не вызывает.

Подробнее по теме: http://www.poisknews.ru/theme/publications/39696/; https://4science.ru/articles/O-razvitii-bazi-dannih-Russian-Science-Citation-Index-RSCI

«Многополюсное безвластие»

Научные журналы выпадают из весьма забюрократизированной и контролируемой научной сферы. Да, Роскомнадзор может предпринять какие-то действия, но очевидно, что по профилю этим должны заниматься совсем другие ведомства. Репутационные механизмы в России действуют не всегда, а административные далеко не универсальные – надавить на формально независимое СМИ бывает весьма сложно даже учредителю.

В области научных журналов существуют несколько групп:

1. Сами журналы со своими редакциями и учредителями. Тут начинаются сложности – есть процессы редакторские, а есть издательские, а есть – распространение и продвижение (здесь во многом речь идет о вхождении в базы данных). 

Для вузовских изданий все более-менее понятно – они полностью подчинены вузам, а все или почти все блоки функционала сосредоточены на базе университета. 

Для изданий академических институтов всё несколько сложнее. Учредителями, как правило, являются либо РАН, либо вместе с ней отдельные институты. Историческое наследие в виде высокой степени централизации журнальных процессов приводит к формированию конфликтных ситуаций, особенно в связи с переводными и иноязычными версиями. В этой сфере с переменной интенсивностью разворачивается спор вокруг издательства «Наука» и компании Pleaides, в центре которого также находится МАИК/Интерпериодика. Останавливаться на сути спора мы не будем – профессионалы и эксперты уже в курсе, а широкой публике, на самом деле, должно быть важно одно – существование и развитие качественных отечественных журналов. 

Третья категория – это формально или полностью независимые журналы. И среди них есть два полюса. Первый – это издания очень высокого уровня, которые функционируют более-менее самостоятельно (редакция представлена в виде АНО или ООО). А второй – это многочисленные издания с пониженной публикационно-этической ответственностью, задачей которых является исключительно банальное получение прибыли. Между полюсами располагаются остальные «частники».

2. Издатели и распространители. Здесь сосредоточено достаточно большое количество игроков – НЭБ (РИНЦ), Киберленинка, различные другие ЭБС, издательские сервисы (например, ElPub). Все они развивают различные бизнес-модели. Без РИНЦа сейчас невозможно войти практически никуда, Киберленинка продвигается в сторону сервисов и международного распространения, а все игроки в целом предлагают различные услуги и сервисы по облегчению редакционно-издательских процессов и дальнейшему продвижению журналов. Игнорировать их бизнес-интересы будет неверно, и далеко не факт, что те соотносятся с интересами государства или науки.

3. Профессиональное сообщество – это, в основном, НЭИКОН и дочерняя АНРИ. Обе организации пытаются облагородить редакторские и издательские практики. Однако, они представляют лишь часть сообщества, их состав воспроизводит всю ту же описываемую здесь систему многополюсного безвластия, да и выступают они скорее как площадки для диалога нежели в качестве реального полюса силы.

4. ВАК. Организация, на которой и так клейма негде ставить, тем не менее пытается сохранять свои позиции через формирование «перечня ВАК». Не сказать, что его требования неадекватны, скорее формальны и весьма несовременны. Перечень, конечно, находится на грани отмирания – скоро его окончательно заменит «ядро РИНЦ». С другой стороны, тогда из этой области уйдет фактически последний госрегулятор (и тот весьма условный – поскольку часто любит подчеркивать свой общественный статус).

5. Академия наук. Вице-президент РАН академик Хохлов фактически монополизировал в своих руках все работы по научным журналам. Это делает из него ключевое лицо как для «перезагрузки» академического сектора научных изданий, так и для мероприятия нацпроекта «Наука» по «разгону» 500 журналов с целью их вхождения в международные базы данных.

Общие выводы

1. В области научных журналов сейчас отсутствует единый орган управления, экспертизы и контроля. Госполитика не имеет каналов проведения. Данная сфера слишком важна, чтобы оставлять ее без контроля.

2. Министерство науки и высшего образования может косвенно воздействовать только на те издания, учредителями которых являются его подведомственные организации. 

3. ВАК находится в стадии окончательной деградации и не может выполнять свои функции. «Перечень ВАК» является атавизмом и вскоре окончательно отомрёт. Комиссия не способна быть инструментом госполитики.

4. Академия наук не обладает достаточной компетенцией и полномочиями, чтобы в одиночку руководить данным процессом. Сфера ее ответственности – издания собственных бывших институтов. Однако, и в данном случае она не всегда располагает реальными способностями влиять на функционирование журналов вследствие сложной структуры соотношения функций редакций – издателей – продвижения.

5. Отсутствуют адекватные критерии, что вообще такое «научный журнал». Все отличительные признаки сформированы: механистически (через «научность» учредителя или издателя); в интересах коммерческих организаций и ими самими (НЭБ и РИНЦ), а в случае Clarivate Analytics и Elsevier это к тому же иностранные компании; общественными профессиональными объединениями, которые не имеют полномочий ни для репрезентации мнения всего сообщества, ни для принятия общеобязательных решений (АНРИ); общественными группами неясных организационных форм, полномочий и профессионализма (Диссернет и их Диссеропедия журналов). Статус СМИ не предполагает достаточного дифференцирования для определения особенностей именно научных журналов.

6. Все негосударственные игроки на данном поле преследуют в разной пропорции собственные (как правило, бизнес) и общественно значимые интересы (развитие науки, повышение ее видимости и укрепление позиций). При этом ни один из них не обладает системным пониманием процессов и не должен подменять государственные интересы своими собственными.

7. Необходимо волевое решение, что все результаты исследований, полученные с использованием бюджетных средств и опубликованные в отечественных научных журналах, должны быть незамедлительно после выхода выложены в полный открытый доступ.

8. Назрела необходимость формирования единых правил игры. В этой области должен быть создан единый центр экспертизы и компетенций, мониторинга и контроля, информационно-аналитического сопровождения и поддержки реализации госполитики в области научных журналов, а также контроля за доступностью результатов исследований, полученных с использованием бюджетного финансирования. Данный перечень функций обязателен, но не является исчерпывающим. Подобный центр (регулятор) должен представлять собой не очередной совет, а скорее специализированный проектный офис. Именно он должен обладать возможностями итогового и общеобязательного к применению определения понятия «научный журнал», предоставления данного статуса и проведения оценки уровней научных изданий. Аффилированность с государством гарантирует отсутствие ангажированности, равную удаленность от всех игроков и никоим образом не умаляет возможностей подобной структуры к взаимодействию с ними.

Комментарии

Написать комментарий