Жизнь победит

28 апреля 2019, 19:01
0
3
117

Пасхальные традиции оказались на редкость живучи – никуда не делись, в отличие от рождественских

Говорят, у католиков и протестантов главный праздник — Рождество. У православных — Пасха. Рождество — обещание чуда и надежда. Пасха — само чудо, сбывшаяся надежда, воплотившаяся мечта.
 

Мы в детстве красили яйца. Не знали зачем, знали, что положено так — на Пасху яйца красить. Что это не очень правильно с точки зрения идеологии, но очень красиво и радостно. Когда Пасха была поздняя, майская, мама посылала нас за молодой травой, чтобы разложить на ней крашенки. Разноцветные яйца на зеленой траве были прекрасны.

В те же годы, наверное, появилась живучая традиция на Пасху ехать на кладбище. А что, день весенний, выходной, ясный, и сделать что-то хочется такое хорошее... такое метафизическое... И могилки опять-таки в порядок привести. Теперь батюшки разубеждают вовсю: оставьте ваших покойных на Пасху в покое, у них тоже праздник, приходите на Радоницу.

Пасхальные традиции оказались на редкость живучи — никуда не делись, в отличие от рождественских, наполовину забытых, наполовину отнятых Новым годом. Куличи, пасхи и крашеные яйца оказались вечно живы; обычай святить куличи вспомнился сразу, как только стало можно, — батюшки с ног сбиваются освящать, народ идет и идет, всю Страстную субботу: семьями, компаниями, с колясками, с корзинами снеди. В домашнем обиходе появляются такие редкие ритуальные штуки, как блюдо под двенадцать яиц и пасочница. Но сам-то праздник, конечно, больше и глубже, чем незатейливая радость от хождения весенним утром в красивый храм с корзиночкой, полной интересных и вкусных штук под нарядной салфеточкой.

 

АГНЕЦ

Принято считать, что в христианской Пасхе много языческого — ну как же, культ умирающего и воскресающего бога, как весеннее пробуждение природы, отсюда, мол, праздник и игрища. Ну, весенних праздников, традиций и игрищ можно много насчитать, от масленичного чучела до первомайского парада с цветочными ветками — чем не встреча весны в очередной раз.

Нет, наша Пасха больше помнит не языческие весенние пляски, а древнюю Пасху, иудейскую, грозную историю которой рассказывает книга Исхода. Когда фараон и после казней египетских не отпускал израильтян, велел Господь каждой израильской семье заколоть агнца и кровью его помазать "на обоих косяках и на перекладине дверей в домах, где будут есть его" — с пресным хлебом и горькими травами. Ангел же Господень с мечом в руках проходил по Египту и поражал всякого первенца, от человека до скота, не трогая никого в домах, помеченных кровью. И тогда отпустил фараон израильский народ, и вышел он из Египта. Ветхий завет — обещание Нового завета; агнец, закланный за грехи и ради освобождения, — прообраз Христа. Избавлены от смерти те, на ком знак его крови, кто выкуплен ее ценой.

Христианская Пасха — праздник освобождения от смерти, праздник искупления: Христос принес себя в жертву. Западный протестантизм особенно подчеркивает юридическое значение Христовой жертвы: Он потому и мог заплатить за нас, что Сам не имел никакого греха. Оттого, может быть, главным праздником на Западе и стало рождение Искупителя. Православная традиция особо напирает не на юриспруденцию, а на чудо: чудо Воскресения, победы над смертью, торжествующей жизни. Оттого и Пасха — главный праздник в году, и служба пасхальная вся так и лучится счастьем: Христос воскресе!

 

ПТИЧКИ

Разумеется, все знают, что до Пасхи бывает пост. В пост свои праздники — тихие, спокойные, строгие; свои обычаи — крепко уже позабытые и едва начинающие воскресать. 22 марта, например, в день Сорока мучеников, в Севастийском озере мучившихся, положено печь жаворонков из постного теста (мука, растительное масло, дрожжи): комочек раскатать в лепешку, сделать надрезы по бокам, получаются крылышки, их складывают накрест на спине, а из изюминки делают глаз. Можно просто завязать колбаску из теста в узел, на одном конце глазок и клювик, другой нарезать лапшой — это хвост.

Жаворонки — это в самом деле просто весенний символ. Дети в деревнях бегали с ними по улице, пели о них песенки, привязывали к веткам — чтоб весна приходила побыстрее. А вот на третьей седмице поста, в субботу, перед Крестопоклонной неделей (неделями в церковном календаре называются воскресенья), пекли совсем уже нынче забытые маковые кресты. Иван Шмелев в "Лете Господнем" описывал их так: "Особое печенье, с привкусом миндаля, рассыпчатое и сладкое; где лежат поперечники "креста" — вдавлены малинки из варенья, будто гвоздочками прибито". Один из героев книги, старик Горкин, поясняет мальчику Ване: "Вкушай крестик и думай себе: Крестопоклонная, мол, пришла. А это те не в удовольствие, а... каждому, мол, дается крест, чтобы примерно жить... и покорно его неси, как Господь испытание посылает". В этом году, если кому интересно, суббота перед Крестопоклонной — 29 марта.

 

НЕДЕЛЯ ЦВЕТОНОСНАЯ

Великий пост — время серьезное, собранное, не слишком богатое торжествами: не время сейчас. Сейчас время тишины, воздержания и покаяния. Церковные службы суровы и печальны. Только Благовещенье светится потаенной радостью и белыми цветами; только в Вербное воскресенье радость прорывается открыто. Вербное — Вход Господень в Иерусалим, предпоследнее воскресенье поста, поворот к скорбной и прекрасной Страстной седмице. Как жители Иерусалима бежали встречать Христа, въезжающего в город на осленке, так и верующие нынче бегут приветствовать Спасителя: "Благословен Грядый во имя Господне". Как в Иерусалиме радостно размахивали пальмовыми ветвями, так и у нас несут в храм все, что успело зацвести ранней весной. Успевает обычно одна верба — церкви полны пучков серого пуха и зеленых листочков: многие ставят вербу и березовые прутики в воду заранее, чтобы почки раскрылись. К Пасхе верба успевает дать корни, можно потом посадить. Засохшие вербные прутики ставили за образа, осыпавшимися серыми пушками набивали подушки, которые клали в гроб усопшим. Нынешние прихожане приносят в храм не только вербу: и с пальмой приходят, и с бумажными цветами на распустившихся березовых ветках. Освящение вербы после литургии — редкий момент, когда на суровых лицах прихожан появляются детские улыбки: пучки вербы тянутся вверх, целый вербный лес в храме, с кропила разлетаются брызги... Хорошо. Раньше в России в этот день, впервые за весь пост, были ярмарки и катания, уже не на санях, а на колясках — весна.

Впрочем, радость Недели цветоносной со скорбью пополам: не на торжество пришел Христос в Иерусалим, а на смерть. С завтрашнего дня — Страстная седмица.

СТРАСТНАЯ

Это неделя, когда Христос был предан, схвачен, подвергнут неправедному суду и мукам — и, наконец, распят. Несколько дней, когда человечество проявило себя с самой гнусной стороны. Несколько дней горького осознания себя, мучительного покаяния и освобождения.

"Не понимаю, почему я должна каяться по календарю, а не тогда, когда согрешила", — говорит подруга. Да потому, что мы все — участники той же старой истории; что календарный праздник — необходимое напоминание о ней и о нашей собственной роли. Когда вся церковь с плачем идет с Христом в Гефсиманский сад — побыть рядом, постоять в безмолвии — или следует за Ним на Голгофу, можно выбирать и свое место: присоединиться, отвернуться, лечь спать, уйти на работу. Место православного в это время — рядом с Христом. Каждый день особая служба, воскрешающая в памяти последние дни Его земной жизни. Страстная среда, день предательства — время бить земные поклоны. Четверг — причастие в память о Тайной вечере, затем вечером — чтение двенадцати Евангелий. В древности христиане ходили по Иерусалиму — по памятным местам, где был Спаситель в последнюю неделю. В каждом останавливались и с зажженными свечами слушали рассказы четырех евангелистов о суде, мучениях, крестном пути и распятии. В этот вечер зажженные свечи несут домой: издавна было принято выжигать четверговым огнем крестики на притолоке — и дома, и в сарае у домашней скотины. И наводить чистоту и порядок, чтобы к Пасхе все было чисто и готово встретить Христа. Иван Шмелев писал: "Мне кажется, что на нашем дворе Христос. И в коровнике, и в конюшнях, и на погребице, и везде. В черном крестике от моей свечки — пришел Христос. И все — для Него, что делаем".

В Страстной четверг ставят тесто на куличи и протирают творог для пасхи; раньше готовили еще особую "четверговую" соль, с которой ели пасхальные яйца (крупную каменную соль дробят, смешивают с квасной гущей, выпаривают воду и отсеивают лишнее).

Впрочем, батюшка в нашей церкви напоминает: "Говорят, у хороших православных в Страстной четверг все вычищено и сготовлено. Нет, у хороших православных все вверх дном, потому что не успевают они хозяйством заниматься — им важнее в эти дни быть в церкви".

И в самом деле, как усидишь даже на работе, когда в Страстную пятницу в соседней церкви скорбно бьет колокол, — и можно хоть в обеденный перерыв убежать на чин погребения. Церковь вспоминает смерть Христа и положение во гроб; выносят плащаницу, убирают цветами, прихожане приходят на поклон. Наступает тишина.

Ожидание.

 

ПРОБУЖДЕНИЕ

В тишине и темноте из смерти прорастает жизнь. В луковице просыпается цветочная стрелка, в семени — росток, в яйце — птенец. Скоро будет отвален камень — и могила окажется пустой, ибо жизнь победила.

Раньше яйца красили не только луком, но и, вспоминает Шмелев, васильками — синие. Но, конечно, пасхальное яйцо — красное. Известна легенда, как Магдалина пришла к римскому императору с вестью о Воскресении и принесла в дар яйцо, а император сказал: мол, не может мертвый воскреснуть, как не может это яйцо покраснеть. И яйцо покраснело.

Вся пасхальная символика — победившая жизнь. Отсюда и яйца, скрывающие в скорлупе пушистое желтое чудо, и старая русская традиция выращивать к Пасхе гиацинты; их заранее вынимали из погреба и выставляли на окна. Есть и другой трогательный обычай, уже совсем забытый: зеленая горка из кресс-салата или пророщенного овса. Валентин Катаев вспоминал в "Волшебном роге Оберона":

"На кухне зеленела горка, приготовленная для пасхального стола, — пирамидка из щепочек, обтянутая сукном; на это сукно намазывали, как икру, липкие семена кресс-салата, поливали три раза в день, и они вдруг начинали произрастать, выпуская из себя сначала бесцветные червячки первых ростков; затем горка зеленела, как хорошо ухоженный газон, и во всей своей красе и свежести наполняла кухню острым растительным запахом, как бы ждала того дня, когда ее окружат крашеными пасхальными яйцами". Горку можно сделать и проще: набить землей чулок и высадить семена (до нужной высоты они дорастают недель за шесть, сажать надо в первую неделю поста). Горку такую клали на середину блюда с яйцами: вокруг двенадцать — в честь апостолов, на вершину красное, самое красивое — в честь Христа. Еще пасхальных масляных барашков делали (агнец — символ искупительной жертвы): дощечку на палочках-ножках облепляют завитками сливочного масла, на палочке-шейке делают из масла голову.

К Пасхе в семьях и на городских площадях наряжали пасхальные деревца: к зазеленевшим веткам или молодым деревцам подвешивали яйца, сладости и сухофрукты.

В Страстную субботу уже чувствуется кипение грядущего праздника: священники неутомимо освящают куличи, яйца и пасхи, расставленные на столах в церковном дворе; прихожане тянутся в гулкий храм поклониться плащанице. Раньше еще дома украшали розами, ставили праздничные красные лампады, иконы одевали в розовые венки. Длинный день тянется, темнеет — самое важное будет ночью.

 

СУББОТА

Собираются к одиннадцати вечера. В храме темно, тихо читают молитвы; к полуночи крестный ход выходит к запертым дверям храма, как Христовы последователи — к камню гроба; в темноте горят разноцветные стекла фонарей, колышутся свечи. У дверей поется: "Воскресение Твое, Христе Спасе, Ангели поют на небеси, и нас на земли сподоби чистым сердцем Тебе славити". Полночь.

Двери открываются, колокол заливается счастливым боем, в храме загораются огни: свет, счастье — жизнь победила! Священник сообщает собравшимся добрую весть: Христос воскресе! В ответ несется счастливое: воистину воскресе! Вот, мы здесь, мы сами видели, убедились: воистину воскресе!

Пасхальная заутреня — стремительная, звонкая, поющая; золотая, красная: свечи красные, одеяния священников красные, огни золотые, все брызжет радостью, все поет, все звенит. Шмелев пишет, что в полночь, когда двери храма отворялись, в их приходе устраивали фейерверки: полная мера ликования!

Традиционно в пасхальное воскресенье и всю последующую неделю на колокольню пускали звонить всех желающих, маленьких и больших, оттого колокола иной раз и заливались несусветно, зато от души. Сейчас наконец время праздновать — от всей души, изо всех сил.

Ну и отъедаться, конечно. Постившиеся и непостившиеся, пришедшие сразу и прибежавшие в последнюю минуту — всех приглашают не столько к столу даже, сколько к радости. Потому что Христос воскрес, потому что жизнь возможна и прекрасна.

Анна Гамалова, "Русский мир"

Комментарии
3

  • классно написано)

  • Константин Гетманский

    Журнал качественный 🙂И авторы тоже.

  • У нас в Одигитриевском почему-то на Пасху красных свечей, как везде принято, не продавали.  Видимо, денег на производство-закупку нет. Но зато вера от этого не зависит, народ у нас добрей. Солнца больше ))) 

Написать комментарий