Чего боится Мархаев?

27 июня 2019, 00:01
1
6
510

Почему иркутский сенатор и глава Бурятского рескома КПРФ боится выборов мэра УУ?

Вячеслав Мархаев/Фото АРД

Даже очень скрытный депутат Народного Хурала Бурятии Игорь Бобков, за плечами которого — многолетнее руководство бурятским отделением ЛДПР, удивился на днях в эфире «Эха Москвы» отсутствию внятно заявленного намерения Вячеслава Мархаева участвовать (не участвовать) в выборах мэра Улан-Удэ.

«Мархаеву, на мой взгляд, нужно было уже давным-давно высказать свою точку зрения на эти выборы и начать позиционировать себя как одного из потенциальных кандидатов в мэры — чего бояться в этом вопросе?»

И в самом деле — чего бояться? Судя по всему — есть чего, пишет "МК" в Бурятии". Неопределенности, которая иногда бывает хуже безысходности.

Вячеслав Мархаев подошел к тому почтенному возрасту (1 июня лидеру бурятских коммунистов исполнилось 64 года), когда любое судьбоносное решение дается особенно мучительно. Когда жизненный опыт предостерегает от ошибок, а край активной жизни маячит на горизонте: слишком близко, чтобы что-то потом исправлять.

Срок сенаторства Вячеслава Мархаева заканчивается в сентябре 2020 года с завершением полномочий нынешнего главы Иркутской области Сергея Левченко. В случае повторного избрания «красного губернатора» не факт, что Вячеслав Мархаев сохранит за собой кресло члена Совета Федерации. Или — факт? Вот это «или» не дает покоя…

Привычка жить и работать сразу на два российских региона — Иркутскую область и Бурятию, раздражает многих политиков с обеих берегов Байкала.

Но если как сенатор Вячеслав Мархаев обязан решать материальные проблемы Иркутской области (получается это у него или нет — другой вопрос), то что достается Бурятии от Вячеслава Мархаева как от лидера БРО КПРФ, кроме политической трескотни, лозунгов и акций протестов? Что практического сделал он для Бурятии и Улан-Удэ, чем доказал свое умение решать жизненные вопросы горожан?

В затылок отставному полковнику милиции дышит новая поросль управленцев, всегда готовая занять его место. Точнее, сразу два места, с которых сейчас усиленно сталкивают его к авантюристичному (для Мархаева) участию в мэрской кампании. Такое объяснение затянувшегося решения об участии (не участии) в выборах тоже имеет право на существование.  

«Если партия скажет, я буду баллотироваться на пост мэра Улан-Удэ», — говорит Вячеслав Мархаев. Партийный регламент, дисциплина, сроки выдвижения — весьма удобное объяснение, когда нет твердой уверенности в правильности собственного поступка или, что еще хуже, когда своего голоса нет совсем.

Игорю Шутенкову, например, сроки не помешали еще пару месяцев назад заявить об амбициях на пост столичного градоначальника, а, будучи видным членом «Единой России», идти на выборы независимым кандидатом. Почему Вячеслав Мархаев, целый сенатор, сам себе начальник в БРО КПРФ, так ужасно зарегламентирован, так несвободен в своем праве выбора? Почему, возможно, главное решение в своей судьбе и в судьбе жителей столицы Бурятии он передоверил нескольким членам трех городских райкомов партии и еще кому-то в Москве? Партия скажет — пойду, партия не скажет — не пойду, так, словно речь идет о легкой прогулке. В этой формуле нет места ни для него, как личности, ни для города и горожан, ради которых вообще все это затевается.

Что теряет Вячеслав Мархаев? На весы брошено все. С одной стороны, имидж успешного политика, высокий государственный статус, положение в обществе, возможность красиво уйти на пенсию. Безбедное существование — его доход за 2018 год составил почти 5,6 миллиона рублей. Мэрам столько не платят, хотя работа градоначальника не в пример хлопотнее и тяжелее работы члена Совета Федерации.

В случае проигрыша на выборах Вячеслав Мархаев сохранит за собой пост сенатора от Иркутской области — до сентября 2020 года. Но это будет уже не тот Вячеслав Мархаев, а уязвленный политик, которого Сергей Левченко может и не позвать сенатором на свой следующий губернаторский срок, если он вообще состоится. Не говоря уже о неминуемых кадровых перестановках в самом БРО КПРФ, где набирает политический вес молодой депутат Народного Хурала Баир Цыренов.

С другой стороны — «взятый» им город Улан-Удэ, который только вчера избавился от одного амбициозного политика и стал приходить в чувства. То, что ежедневно делается сейчас в столице Бурятии, обнадеживает, но заставляет задуматься о цене упущенных за предыдущие пять лет возможностей. И о том, что мы можем потерять в следующую пятилетку.

Комментарии
6

  • Чего ему бояться? Плевать ему на всю мэрию. У него и так бабла хватает и он сенатор. Нафиг ему мерское кресло участь мелкого чинуши

    • Константин Гетманский

      А мы о чем? Будет дурак, если пойдёт на мэра 

      • Господин У

        КПРФовский электорат стремительно тает, не будут суетиться про них забудут и тогда прощай депутатские кресла. 

        Пришла разнарядка сверху, так что хошь-нехошь, а идтить надо.

  • Какая разница Мархаев,Шутенков или еще кто-то?Что это изменит?Расквакались,понимашь!

  • Ниочёмник он и сам это понимает и все это понимают, только не говорят.

  • Мархаев ничего не боится. А вот его боятся пидоры Бурятии во главе с Лешкой Тогошиевым - директором голубой гавани в Турке.

Написать комментарий