"Подвалы и кабачишки"

07 ноября 2019, 00:01
0
3
130

Раньше было плохо и несвободно, и "несвободные" люди создали "Доктора Живаго", "Мастера и Маргариту", фильмы "Андрей Рублев", "Старший сын", "Утиная охота"... МНЕНИЕ 

Историк и философ Борис Якеменко пишет:

"По итогам "Вечера с Владимиром Соловьевым» о том, что сегодня называется устаревшим словом "Интеллигенция". 

В советское время вся интеллигенция вздыхала о том, как плохо и несвободно мы живем и намекала на то, что вот как только удастся освободиться – вот тут то мы и развернем крылья, и воспарим, и всем покажем.

И вот свобода наступила. Что изменилось? Что дала интеллигенция в дни и годы свободы?

Раньше писали матом на заборах – теперь в Интернете, книгах и газетах. Раньше ругали власть на кухнях – теперь на экране. Кухонная болтовня ни о чем перетекла в журналы и на экраны, оставаясь при этом тем самым «ничем».

Вместо прокуренных кухонь с «плодовоягодным» и кильками на столе появились пристанища «интеллигенции» - подвалы и кабачишки – такие же прокуренные и грязные. 

Раньше было плохо и несвободно, и «несвободные» люди создали «Доктора Живаго», «Реквием», «Бабий яр», «Мастера и Маргариту», фильмы «Андрей Рублев», «Старший сын», «Утиная охота», спектакль «Дальше тишина» и сотни других шедевров. 

Теперь свобода – и мы обогатились графоманством Быкова, порнографией и копрофагией Сорокина, галиматьей Ерофеева, «модным режиссером» Серебренниковым, спектаклем с безногой Анной Карениной, фильмами «Брат 2», «Особенности национальной охоты», Церетели с его идолами, Куликом и Бренером с их перфомансами (про эстраду умолчим). 

Все это свидетельствует не о том, что «время такое» (неужели раньше оно было лучше), и не о том, что «нужно жить и зарабатывать» - если раньше жили на копейки и творили, то и сейчас ничто не мешает жить на них и творить. Снят ли хоть один фильм, написана ли хоть одна книга, которые можно поставить в один ряд с тем, что перечислено выше? 

Нет. Ничего нет. Почему? А просто сказать им оказалось нечего. Годами все предположения о наличии собственных выдающихся способностей оправдывались той самой несвободой, и в результате удалось успешно обмануть самих себя – интеллигенция уверовала в свой выдающийся потенциал, скрытый до времени «под спудом». А когда все рухнуло и общество замерло в ожидании – никто и ничего сказать, написать, снять так и не смог. 

Часть «интеллигенции» немедленно использовала свободу только для того, чтобы смыться за границу за деньгами. Другая часть до сих пор настойчиво ищет эту несвободу везде и во всем и обвиняют во всех своих грехах власть, потому что нужно же как-то, хоть чем-то оправдывать свою творческую импотенцию, которая теперь стала совершенно очевидна.

Дух протеста – бессмысленный дух, «носящийся поверху воды», дымок, вьющийся над развалинами – все, что осталось (вернее, что оставили) от настоящей интеллигенции.

Опять же в связи с темой про интеллигенцию вспоминаю два давешних эпизода, две встречи с президентом несколько лет назад.

Первая - встреча руководителей СМИ с главой государства. Среди руководителей выделялась фигура со стоящими веником волосами и в черном свитерке (фактура – «просто погулять вышел»), а именно Венедиктов. Весь пафос круглосуточного нонконформиста выразился именно в этой «прическе» и свитере. И все. Пафос заставил Венедиктова (постоянно говорящего с разной интонацией слова о высокой культуре, глубоком уважении, необходимости соблюдения разнообразных прав) забыть эти красивые слова и вызывающе продемонстрировать свое бескультурье, неуважение к окружающим, нежелание соблюдать элементарный порядок. Но Венедиктов, как классический современный «интеллигент», любящий вспоминать о своем учительском прошлом, выше этого, он сам себе устанавливает правила и отступает от них только за большие деньги.

Вторая - прием президентом «художника» М. Шемякина. Шемякин пришел на неё, как был: в смазных купеческих сапогах бутылками, френче, восьмиугольном картузике, квадратных очечках (А Прокофьев даже к домашнему столу выходил в галстуке).

Глядя на этих неподражаемых в своей неформальной оригинальности представителей «интеллигенции», всегда хочется спросить - а чем они так велики, что позволяют себе это делать?

Венедиктов в гости ходит в тренировочных с пузырями на коленях, в майке, в которой спит и в шлепанцах? Есть ли что-то в этом мире, что может заставить Шемякина снять картузик, сапоги и френч?

Очевидно, чем больше выветривается содержание – тем оригинальнее форма и тем больше к ней внимания.  Жалко, что служба протокола оказалась очень деликатной и, вместо того, чтобы взять оригиналов за шиворот и указать им путь-дорогу, допустила их на встречу. Ведь по другому они не понимают.

Комментарии
3

  • Все верно. В Бурятии воообще одни гопникии головары останутся. Приличные люди уезжают.

  • Раньше-то как было? Что бы напечатали, поставили, в прокат выпустили- думать надо было. Как и худсоветы пройти, и мысли свои выразить. Сейчас же цензуры нет, вываливай всё, чтто в бестолковке плещется.

    • Константин Гетманский

      К сожалению.

Написать комментарий