Киёко Аихара: Спешу поделиться восторгами

01 августа 2020, 20:05
1
2
312

Прошлой зимой, ещё до пандемии японская писательница Киёко Аихара побывала на Байкале

Тарбагатай

Зимой нынешнего года еще до пандемии коронавируса мне посчастливилось совершить путешествие вокруг Байкала и познакомиться с его уникальной природой и богатой историей.

Спешу поделиться своими восторгами с читателями.

Конец февраля. Иркутск. Морозное утро. Морозное — не то слово. Минус 27 градусов по Цельсию. Ветер усиливает ощущение холода. Но я не сдаюсь: поверх теплого белья два свитера, утепленные брюки с начесом, теплый жилет, аляска, две шерстяные шапки и высокие ботинки с мехом. Итак, в путь! Как ни странно, я спокойно выдерживаю такую низкую температуру.

Мы прилетели в Иркутск авиакомпанией S7 с пересадкой во Владивостоке. Остановились в очень приличном отеле «Ангара». Когда ехали в гостиницу вечером из аэропорта, меня поразило то, что огни города от мороза были как будто подернуты дымкой, а воздух искрился. Невероятно красиво.

Вот он, скованный льдом суровый Байкал

Наш гид Артем, который очень прилично говорил по-немецки (я специально попросила немецко-говорящего гида, поскольку изучала этот язык в университете) везет нас в поселок Большое Голоустное. Это оказалось небольшое чистенькое поселение с православной церковью в центре. До берега Байкала буквально рукой подать.

Лед, покрывающий огромное озеро просто невероятно прозрачный. Он голубовато-белый. Просто страшно идти, как будто идешь по стеклу над бездной. Видны мельчайшие камешки на дне. Это сильно отличается от замерзающих озер в Японии, например, на Хоккайдо. Там такой прозрачности нет и в помине. Некоторые люди катаются на коньках и просто визжат от восторга.

Видимо, под воздействием ветра лед Байкала невероятно скользкий. Артем все время говорит нам о соблюдении осторожности, чтобы не упасть. «Снимать видео на ходу очень опасно!»

Нагулявшись по льду, заходим в расположенный в центре поселка ресторанчик «У Михалыча». Артем рассказывает, что туристские сезоны здесь — лето и самая середина зимы. Среди туристов очень много русских.

«Для сугрева» заказываем немного водки и закуски. Артем объясняет, что водку не смакуют, как вино. Ее проглатывают «одним махом» небольшими порциями так, чтобы она сразу попадала в желудок. Тогда придет ощущение тепла. Мне ставят 50 граммов. Выпиваю их по половинке. Удивительно, но закоченевшие руки и ноги сразу отогреваются.

Прозрачный суп из гордости Байкала — омуля. Бесподобный деликатес!

Дальше заказываем суп из местной достопримечательности — омуля. Мясо этой рыбы нежное и жирное. Подают внушительную тарелку. На поверхности супа плавают красивые золотые капельки жира.

Потом идут местные гёдза — здесь их обычно называют «подзи». Они довольно большие, необычной круглой формы с красивым орнаментом. Говорят, они ведут свою историю еще от кочевых племен, живших по берегам Байкала. Есть их нужно осторожно, желательно руками, отверстием вверх и не сильно надкусывая, чтобы сразу не вытек мясной сок.

Место, откуда из Байкала вытекает река Ангара

На следующий день едем в город Листвянку, который также стоит на берегу Байкала (70 километров от Иркутска). Это место начала знаменитой сибирской реки Ангары. В Байкал впадает много рек, но вытекает из него одна-единственная — красавица Ангара. Существует легенда, что Ангара была любимой дочерью своего отца — Байкала. Она полюбила красивого юношу — Енисея. Несмотря на протесты отца, убежала к нему и теперь они вместе текут к Северному Ледовитому океану. А на месте бегства Ангары от Байкала осталась Шайтан-скала, которую строгий отец бросил вслед беглянке, чтобы остановить ее.

В Листвянке расположен знаменитый рыбный рынок, где продают рыбу самых разных сортов, но прежде всего, омуля. Здесь он и копченый, и соленый, и вяленый. Место очень колоритное. Еще один местный деликатес — кедровые орешки. Удивительно вкусная вещь.

Кладбище японских военнопленных

В Листвянке расположено кладбище японских военнопленных, умерших в Сибири после Второй мировой войны. Имена покоящихся здесь японских солдат выбиты «катаканой» на аккуратных гранитных столбиках, стоящих рядами по всему кладбищу. После войны в плену в бывшем Советском Союзе оказалось много японцев. Примерно каждый десятый из них не вернулся в Японию и покоится на специальных кладбищах. Только в Иркутской области таких захоронений больше 80. В Листвянке находится самое большое из них.

Испытав на себе сибирские морозы, я представила тяготы, выпавшие на долю моих соотечественников, попавших в советский плен. Это и холод, и голод, и тяжелый труд.

Они покоятся вдали от своей родины. Здесь мне подумалось, что нигде в мире нельзя забывать об ужасах войны и связанных с ней жертвах.

В Листвянке я жила в гостинице «Маяк». С балкона моего номера открывались прекрасные виды на неоглядную широту Байкала. Вдали виднелись окутанные дымкой горы Бурятии.

Сегодня я вышла на прогулку по льду озера и даже не почувствовала холода. Действительно, температура «поднялась» до минус 12 градусов по Цельсию. Наш гид говорит: «О-о, да сегодня совсем тепло!». И мне так кажется. Неужели уже привыкла. Ведь еще недавно минусовая температура в Токио казалась катастрофой!

Путешествие на аэросанях на воздушной подушке

Выезжаем из Листвянки в городок Танхой в Бурятии, расположенной на противоположном берегу Байкала. Едем на аэросанях на воздушной подушке, пересекая поверхность озера прямо по льду. Сани мчатся по размеченной и уезженной трассе. В аэросанях комфортно. Как в легковой машине. Я впервые путешествую таким образом. Чуть потряхивает, но в целом сани идут удивительно ровно. Они поднимают вокруг себя облако снежной пыли, поэтому кажется, что мчишься в буране. И эта при ярком солнце! Восхитительно!

45 минут езды, и мы в Танхое. Отсюда на машине едем в столицу Бурятии город Улан-Удэ. Это примерно 4 часа, хотя едем достаточно быстро. Как же широка эта Россия!

Красивое зажиточное село Тарбагатай, в котором живет удивительный народ семейские — православные староверы

На следующий день выезжаем в поселок Тарбагатай, расположенный в 60 километрах к югу от Улан-Удэ. Он довольно большой, с населением около 4300 человек.

Здесь живут потомки тех, кто после церковного раскола, случившегося в российском православии в XVII веке, бежали от гонений на территорию современной Польши. Спустя сто лет эта территория вошла в состав Российской империи. И в первой половине XVIII века старообрядцы снова вернулись в Россию. По политике переселения они попали в Сибирь, где получили большие земельные наделы. И вот уже на протяжении более 250 лет они живут в этих местах и сохраняют в целости культурное и историческое наследие старообрядчества, а также быт и нравы его носителей.

Проживающие в Тарбагатае потомки старообрядцев известны как семейские, и в полном соответствии с этим названием превыше всего ставят семейные узы и взаимопомощь. Они живут в окружающей их нетронутой природе в основном натуральным хозяйством.

В Тарбагатае нас встретили местными кушаньями, а также старинными обрядовыми песнями и танцами

В Тарбагатае нас пригласили в один из домов, и сначала как следует угостили, а потом показали традиционные местные танцы и порадовали напевами.

Мясо, овощи, крупы и молочные изделия семейские производят на своих подворьях. Природный вкус продуктов радует и душу, и тело. Добрый прием нас очень растрогал. В хозяйствах тарбагатайцев в летне-осенний период заготавливается много разнообразных солений. Они хорошо сочетаются с мясом и рыбой.

Семейские исполнили для нас различные песенные напевы — свадебные, поздравительные, церковные песнопения и так далее. Хотя языка мы и не понимали, но эти песни трогали за душу. Особенно свадебные. Радостные, наполненные ожиданием счастья. И одновременно грустные, когда родители грустят об уходе невесты из своего дома. Сейчас жизнь даже у старообрядцев изменилась. Некоторые молодые люди едут учиться в Улан-Удэ. Но многие возвращаются к родному очагу.

В центре Тарбагатая стоит небольшая православная церковь, в которой службы проходят по старому канону. А напротив церкви находится местный музей, рассказывающий об истории и быте здешнего народа. В нем много интересных объектов: от картин, икон, предметов домашнего обихода до свадебных и праздничных одежд и повсеместно использующихся здесь блестящих самоваров. Кстати, культура забайкальских старообрядцев — семейских — занесена ЮНЕСКО в список шедевров всемирного нематериального наследия человечества.

Живущие в суровых природных условиях тарбагатайцы любят яркие цвета. На домах у них яркие наличники, стены зачастую разрисованы цветами и узорами.

Это жизнерадостный и работящий народ, свято чтущий свою народную идентичность. Они просты и сердечны. После знакомства с ними мне захотелось приехать сюда еще раз.

Справка

Киёко Аихара — известная в Японии писательница, много путешествующая по миру и пишущая о культурном, историческом и этнографическом наследии различных стран. В Японии стали популярными ее книги об истории и культуре Германии, Франции, Венгрии, стран Скандинавии и Прибалтики. Регулярно выступает в прессе. Привлекается к зарубежным мероприятиям «Японского фонда» по линии японских посольств. В Европе широкую популярность завоевала ее книга «Гейша — живая традиция», переведенная на многие европейские языки.

"Асахи симбун", ИноСМИ

Также по теме:

"На улице минус 25 градусов.

Особо не разгуляешься!" — вспоминает путешествие в Бурятию японская писательница Киёко Аихара

 

Комментарии
2

  • Интересно, она в восторге от деревянных сортиров?

    • А ты в степи хочешь? Или в лесу? 

Написать комментарий