Здоровый пессимизм

12 сентября 2020, 15:05
0
0
234

Инесса Скосырская: "Не думала, что школы заработают". МНЕНИЕ

Шеф-редактор информационной программы «Восточный Экспресс» телекомпании «Ариг Ус» Инесса Скосырская в программе «Мнение» радиостанции «Эхо Москвы» комментирует ситуацию с распространением коронавируса в Бурятии, предложение городских властей сдавать старые здания культурного наследия по рублю за квадратный метр, предложение Стивена Сигала на фоне защиты озера Байкал ввести уголовную ответственность за загрязнение окружающей среды, заявление лидера БРО «Яблоко» и психолога Натальи Семёновой о том, что мужчины бьют только определённых женщин, которые позволяют себя бить, предложение общественников вывести торговлю спиртным за пределы населённых пунктов, восемь лет колонии актёру Михаилу Ефремову за смертельное ДТП, протесты в Белоруссии после выборов президента, отравление Алексея Навального, и другие темы.

О ситуации с распространением коронавируса в Бурятии

– Если честно, я вообще не думала, что школы заработают – у меня был здоровый пессимизм, который сформировался на информационной повестке. Потом мы давали прогнозы, что проблемы начнутся недели через две, но они начались 31-го августа, когда выяснилось, что заболели некоторые учителя и начали отстранять классами, а где-то – и¬ целую школу в сотых кварталах. Но сейчас у меня появилась здравая оценка ситуации – нагнетать так, как было весной, власти уже не будут. Я вижу по своему окружению, что люди болеют – пока, слава богу, это ОРВИ, и пока относительно тепло. Я думаю, что ситуация будет ухудшаться именно из-за ОРВИ, и будут выявляться также случаи COVID – мы никуда от них не денемся.

О предложении городских властей сдавать старые здания культурного наследия по рублю за квадратный метр

– Это клубок проблем, который городу всё равно необходимо решить. Очень сложно с этими зданиями, которые имеют статус памятников и объектов исторического и культурного значения – там и шагу ступить нельзя! Например, был пожар в таком доме, он жилой, и если бы доказали, что пожар произошёл по вине людей, им бы предъявили просто многомиллионные иски – они никогда в жизни не расплатились бы! Или есть такой дом, хозяин которого китаец, напротив первой поликлиники. Это старый дом с большой и богатой историей, но в нём случился пожар. Теперь китайца в стране нет, и наш центр охраны памятников догнать его не может. И просто так подойти к этому объекту нельзя – государство его изъять не может – это частная собственность. И стоит посреди города исторический памятник в совершенно непотребном виде!

О предложении Стивена Сигала на фоне защиты озера Байкал ввести уголовную ответственность за загрязнение окружающей среды

– Для меня это уже становится каким-то информационным шумом, когда Стивен Сигал что-то заявил. Но, наверное, когда известные люди принимают участие в каких-то благотворительных или политических вещах, это правильно. Если Сигал говорит о Байкале, я не думаю, что Байкал это спасёт, но, наверное, какое-то внимание с каким-то финансированием это привлечёт. По поводу уголовной ответственности за мусор – конечно, согласна, но Байкал неизбежно будет испытывать на себе этот антропогенный фактор.

О заявлении лидера БРО «Яблоко» и психолога Натальи Семёновой о том, что мужчины бьют только определённых женщин

– Я даже комментировать это не хочу, потому что высказывания подобного рода недопустимы даже на кухне в обсуждении с подругой, которая сидит с подбитым глазом, а ей пытаются объяснить, что она сама виновата. Бить нельзя никого – и не только женщин. Проблема насилия в семье в стране огромна, это все знают, и никакие принимаемые законы пока не способны решить эту проблему. Дай бог этой милой девушке, чтобы её никто никогда не ударил.

О предложении общественников вывести торговлю спиртным за пределы населённых пунктов

– Я считаю, что это правильно – подобные ограничения действуют. Когда нет в свободном доступе, это, конечно, не решит проблему и не отучит людей пить и курить, но это действует. Эти ограничения тем, у кого есть эти пагубные привычки, действуют на нервы, но люди приспосабливаются, а некоторые бросают. Я могу судить по своей компании, где наши ребята бросили курить все – вообще все.

О восьми годах колонии актёру Михаилу Ефремову за смертельное ДТП

– Это трагедия, которая в конечном итоге превратилась в фарс, но не перестала быть трагедией для самого Ефремова. Если бы Ефремов покаялся с самого начала и был бы твёрд в этой позиции, то, наверное, и срок был бы другой. Я считаю, что срок адекватный – пьяному садиться за руль нельзя категорически, но у меня, конечно, остаётся много вопросов к правосудию и к власть предержащим – сколько дел с участием детей и жён высокопоставленных чиновников или олигархов были замяты и до суда не дошли?

О ходе расследования смертельного ДТП с участием Баира Жамбалова

– Я не склонна думать, что дело Жамбалова так страшно затягивают – я знаю точно из своей журналистской практики, что подобные дела расследуются подчас очень долго из-за экспертиз, а из-за ковида длительность проведения экспертиз увеличилась. Это подтверждается и другими, менее резонансными делами, которые мы освещали.

О протестах в Белоруссии после выборов президента

– 13-го сентября Лукашенко летит в Москву, и я думаю, что это будет решающая поездка. С чём он оттуда вернётся - со своим ОМОНом или с российским ОМОНом, с деньгами или нет. Есть разные версии того, поддержит его Путин или нет, поддержит публично или не публично, потому что Лукашенко сейчас достаточно токсичная фигура. Лукашенко просто так страну не отпустит – для него народ – это холопы неразумные, на они кого руку подняли, с ума сошли? Какое-то предложение ему в России будет, но Союзного государства уже не получится.

Об отравлении Алексея Навального

– Ни наши медики, ни зарубежные не смогли поставить диагноз, что это болезнь каких-то внутренних органов или какое-то состояние, вызванное его организмом – это было явное воздействие извне. А если с человеком что-то произошло, то это должно быть расследовано. То, что он отравлен, об этом говорит весь мир, и, мне кажется, это очевидно. Я склоняюсь к той версии, что спасся он случайно, потому что было быстро принято решение посадить самолёт, и потому что ему очень быстро вкололи атропин. Если действительно будет доказано, что это «Новичок», то понятно, что доступ к препаратам такого рода есть только у очень узкой категории людей, имеющих отношение к власти.

Комментарии

Написать комментарий