"Где правда, брат?"

12 марта 2021, 00:01
0
1
214

Под таким рефреном сейчас идет обсуждение ситуации с инспектором Сергеем Красиковым. МНЕНИЕ

Игорь Шпиленок

Telegam-канал "Зелёный" змий: 

Игорь Шпиленок, основатель и первый директор заповедника "Брянский лес":

— Где правда, брат? Под таким рефреном сейчас идет обсуждение ситуации с инспектором Сергеем Красиковым в социальных сетях. Извините, сейчас будет много букв, но выскажусь...

Первую половину жизни я провел в активной полевой борьбе с браконьерами. И знаю, как это страшно — одному встать посреди ночи на пути пятерых браконьеров. У меня, бывало, коленки било мелкой дрожью перед тем, как выходишь из засады навстречу вооруженным отморозкам. Тем более, когда понимаешь, что за спиной только коллеги и друзья. Охота на территории заповедника — это уголовная статья, тут надо действовать совместно с милицией-полицией, а эта структура традиционно так устроена: чаще всего в таких делах работает на свои «шкурняки», не на защиту природы. Увы, любой активно действующий заповедный инспектор знаком с этим не понаслышке. 

Чтобы добиться правды, надо всколыхнуть общественное мнение. В случае с Красиковым мы с вами это сделали. Многие тысячи публикаций, репостов во всех социальных сетях. Ясно, что для общества эта тема чувствительна и важна. Есть первая реакция облеченных властью официальных лиц. Тут добавлю, что вице-премьер – полпред президента в Дальневосточном федеральном округе (а в прошлом — министр природных ресурсов и экологии) Юрий Петрович Трутнев в студенческие годы сам был членом дружины по охране природы, и ему тоже приходилось стоять одному перед вооруженными браконьерами.

Несправедливость в Бурятии в Алтачейском заказнике — видимая часть огромного айсберга несправедливостей.

Если бы Сергей Красиков был росгвардейцем или хотя бы ряженым казаком, браконьеры сидели бы в кутузке уже следующим утром. Но он охраняет природу, а не режим. И летят в него не снежки или бумажные стаканчики: его реально давят браконьерской машиной. Перелом руки, сотрясение мозга, долгое лечение. И спустя четыре месяца — уголовка от государства в награду.

Добавлю, что средств на страхование жизни и здоровья инспекторов в бюджете нет. Некоторые директора заповедников исхитряются находить внебюджетные ресурсы для этого, но таких — единицы. А если бы Красиков получил тяжелые травмы, инвалидность? Так и подмывает сказать другим мемом: Родина тебя бросит, сынок. Список погибших при исполнении служебных обязанностей инспекторов весьма внушителен. Памятник им установлен на берегах Енисея в Саяно-Шушенском заповеднике, понесшем в свое время большие потери инспекторского состава. Спасибо не государству, а общественному фонду «Страна заповедная» и усилиям нынешних сотрудников заповедника!

О зарплате инспекторов. Сегодня обзвонил нескольких директоров заповедников и национальных парков в ЦФО, узнал среднемесячные выплаты инспекторам за прошедший год. Редко в каком заповеднике дотягивают до 20 тыс. в месяц — это с премиальными и прочими доплатами. Люди десятилетиями живут в нищете, зачастую вынуждены искать подработку на стороне, чтобы поднимать детей. Когда холеные ура-патриоты в государственном телевизоре рассуждают о величии страны и патриотизме, я всегда вспоминаю таких людей как Красиковы. Легко и комфортно быть патриотом за хорошие деньги и со всем социальным обеспечением. Но случись с Родиной беда, — такие патриоты куда-то незаметно сдриснут. 

А вот такие ребята как Красиков, соль земли нашей, своей ежедневной трудной работой, своими отважными поступками показывают настоящее служение Родине, не за деньги и медальки. Кого из ныне живущих заповедных людей достойно наградило современное государство за безответный труд? Я знаю единственного и действительно выдающегося человека: это директор Кенозерского национального парка Елена Флегонтовна Шатковская, она стала лауреатом Государственной премии РФ 2018 года.

 Хочется возопить: государство, повернись лицом к тем, кто ежедневно охраняет дикую природу (вернее, её остатки)! Охрана природы — это не только битва с мусором. У нас есть растерзанные леса, породнившаяся с силовыми структурами браконьерская мафия, нищета и бесправие тех, кто занимается реальной охраной. У нас есть заповедное дело, сохраняющее последние клочки первозданной земли, спасающее исчезающие виды, сохраняющее биологическое разнообразие. Есть замечательные люди, желающие служить родной природе. 

Самая большая беда заповедного дела — даже не плохое финансирование.

Беда в отсутствии государственной воли, государственной политики в этой сфере, отсутствии компетентного органа по управлению заповедными территориями. Сейчас федеральными ООПТ кое-как рулит (это наиболее точное слово) Минприроды России. Кто понимает задачи, стоящие перед этим суперведомством, этой многоголовой гидрой, тот понимает: заповедники и нацпарки никогда не войдут даже в первый десяток приоритетов. При этом чуть ли не к каждой из голов этой гидры идут лоббисты с идеями — то построить лыжный курорт в нацпарке, то подселить директором в заповедник «своего человечка», то убрать слишком принципиального. 

Давайте вспомним кадровые скандалы в Сочинском национальном парке, «Самарской луке», Прибайкальском нацпарке, которые не по своей воле покинули успешные директора. Да, система ломает судьбы не только простым инспекторам, но и матерым управленцам. Система сама работает вразнос и постоянно перемалывает человеческие судьбы. Руководитель профильного департамента Минприроды — расстрельная должность. Сейчас пытаюсь вспомнить пяток промелькнувших за последние годы фамилий, и сразу не получается: ничем добрым они просто не успели отметиться. Видимо, вся энергия уходила на лавирование между головами гидры...

Люди, способные повести заповедное дело, есть. Но в нынешнюю систему Минприроды они не идут, ибо там получается только лавировать (и то недолго), а не созидать. Заповедному делу нужен компактный компетентный управленческий орган: например, агентство при правительстве России или пусть даже в составе Минприроды, но с чётко прописанными задачами и приданными инструментами по их исполнению. Это не моя фантазия, это давно обсуждаемая тема в заповедном профессиональном сообществе, мечта буквально поколений людей, посвятивших себя охране дикой природы. 

Будет дееспособный управленческий центр — будет кому взращивать добрыми делами авторитет заповедного дела. Будет кому постоять за защитников природы, таких как Сергей Красиков. А пока больше надежды на общественность.

Справка

Игорь Петрович Шпиленок (род. 1960, Трубчевский район, Брянская область) — фотограф-натуралист, снимает дикую природу и диких животных. Основатель и первый директор заповедника «Брянский лес». Автор фотокниг о дикой природе. Много времени уделяет охране природы, работая в заповедниках на должностях от директора до рядового инспектора охраны. Член Международной Лиги природоохранных фотографов.

В 2006 и 2009 годах побеждал в номинации «Urban and Garden Wildlife» конкурса Би-би-си «Фотограф дикой природы» (англ. Wildlife Photographer of the Year). Лауреат фотоконкурса «Золотая черепаха» в номинации «Гармония жизни» в 2006 году за снимок «Рассвет на реке Кроноцкой», в 2007 году за снимок «Речной патруль».

Подробнее

Также по теме:

Избил пять мужиков?

В Бурятии на задержавшего "пьяных и агрессивных" браконьеров инспектора заповедника завели уголовное дело

Избил пять мужиков-2?

В Бурятии на задержавшего "пьяных и агрессивных" браконьеров инспектора заповедника завели уголовное дело

Браконьеры без статуса

СУ СКР по Бурятии объяснило, что происходит с делом "высокопоставленных" браконьеров. ОФИЦИОЗ

Правда на его стороне

Юрий Трутнев вступился за инспектора заповедника из Бурятии

Защитить защитника!

Стали известны фамилии браконьеров, которых задерживал госинспектор Сергей Красиков

Комментарии
1

  • Браконьер должен сидеть. 

Написать комментарий