Сломался у нас как-то самолет

06 июня 2021, 00:01
0
1
221

"В принципе, каждую вторую историю можно начинать с такой фразы". Как работают в кремлевском пуле. Часть 26

Telegram-канал Пул №3 пишет:

Не потому, что самолеты часто ломаются, а потому что это каждый раз – история. Особенно если она происходит на обратном пути. 

В Питере после G20 в час ночи приехали в аэропорт, дошли до самолета, посмотрели снизу на него и поехали назад в гостиницу. Сломался, бывает. Утром полетели в Москву на другом.

- Просто к самолетам Специального летного отряда «Россия» повышенные требования, - объяснял как-то ответственный человек из управления делами президента. – И при любом даже подозрении на неисправность он должен быть снят с рейса.

В Волгограде, отработав программу в честь 75-летия Сталинградской битвы, тоже приехали в аэропорт.

- Погуляйте где-нибудь часа четыре, - говорят. – Поломался самолет. Будем другой ждать.

Да, погуляйте по зимнему Волгограду. Здесь как раз в эту пору целая армия Паулюса замерзла. 

Посидели в автобусе.

- Прилетел?
- Не, нет другого.

А и альтернатив нет. Все билеты до Москвы на два дня раскуплены. Можно вечером на поезде, там есть еще немного плацкартных. Сутки ехать, послезавтра дома будем.

Сидим, грустим. Звонят – давайте скорее на борт.

- Починили? – спрашиваем у стюардессы.
- Ну как вам сказать, - отводит взгляд.

Долетели к всеобщей радости.

В Лиссабоне по дороге на саммит АТЭС в Лиме мы вообще должны были всего лишь дозаправиться. Вышли на час даже не в терминал, а в какой-то военный ангар. И оказалось, что всё – дальше не летим. В Ил-96 открутилась контрагайка поломалась какая-то деталь, которую сначала пытались исправить на месте, потом везли из Москвы. В общем, мы застряли там на двое суток. И ладно мы, но в самолете-то летела еще и наша делегация, которая должна была вместе с Путиным участвовать в многочисленных переговорах. А вместо этого грустно сидит на лавочке в португальском ангаре.

На замглавы комиссии по военно-техническому сотрудничеству вообще больно было смотреть. Он должен был как раз в это время контракты подписывать на продажу нашей чудо-техники по всему азиатско-тихоокеанскому региону.

А пикантность ситуации еще и в том, что паспортов с шенгенскими визами ни у кого нет, над Евросоюзом мы планировали только пролететь. И если бы не всесилие российской дипломатии, жили бы мы эти двое суток на железных скамейках без еды и воды. Но как нас выпускали за территорию, я вам не расскажу.

Как-то раз мы летели в Сочи, где президент России принимал президента Египта. Расселись, растащили пледы и подушки, кто-то даже заснул, и в этот момент говорят: «Не полетит самолет никуда. Перейдите вон в соседний, он такой же, только исправный». Мы-то взяли вещи и перешли. А у экипажа все загружено сюда – от бортового питания и напитков до еще бог знает чего, что нужно самолету в полете.

А взлетать надо по графику. И дело не в нас, а в том, что с нами летел подарок для Абдельфаттаха Сиси, и не обидеть египетского друга – дело государственной важности. 

Бедные стюардессы с такой скоростью перекидывали все необходимое сначала на погрузчик, а потом в другой самолет, как будто сено собирали в стог под надвигающейся тучей.

Спортивным шоу на Первом канале такой азарт командной работы и не снился.

- Давай, давай скорее! Вот это давай! И это! – весь салон сидел, повернув головы на крики от задней двери. – А это что? Мыло? Да и черт с ним!

Закрылись и взлетели в считанные минуты.

- Без паники, - вышла на середину прохода стюардесса после взлета. – Все в порядке – еду успели погрузить.

Комментарии
1

  • Николай Робертович уважает президента России Владимира Владимировича Путина!

Написать комментарий