У истоков фанатского движения

22 января 2022, 00:01
0
0
3487

"Родоначальниками считаются спартаковские поклонники"

Летопись Акселя Вартаняна. 1981 год.

Первый круг пройден. Борьба на обоих полюсах таблицы по мере приближения к финишу обострится. На самом верху комфортно чувствовал себя чемпион. Высота для него привычная, воздух чистый, дышится легко. Игра стабильная, надежная, фабрика по добыванию очков работала бесперебойно. Вопрос о золоте, так многим казалось, и не без оснований, закрыт. На серебро претендуют «Спартак» и тбилисцы. По игре и потенциалу конкурентов у них нет. Но в футболе всякое случается, не всегда побеждает тот, кто достойнее, сильнее. Преимущество свое необходимо доказывать одним надежным способом — чаще забивать и побеждать.

На южном полюсе, в зоне вылета, давка нешуточная, здесь стараются отойти подальше от края пропасти. Развязка наступит непосредственно перед закрытием занавеса.

«Такая поддержка нам не нужна»

Передвижениями по турнирной лестнице в разных направлениях займусь позже. Пока же перейду к делам, если можно так сказать, околофутбольным. Не могу обойти вниманием, точнее, спрятаться от поднятой некоторыми московскими изданиями бури. Нарушил будничную жизнь редколлегий и журналистов, отвлек от важной повседневной информации об успешном выполнении планов в разных отраслях промышленности и сельского хозяйства, угнетенном положении трудящихся в капиталистических странах гость столицы, видимо командировочный, житель города Салават И.Пасынков. Занесло его на трибуны «Лужников» в день матча «Спартак» — «Шахтер». Оказался он в непосредственной близости от группы молодых людей, возмутивших гостя непотребным поведением во время игры и после. С твердым намерением придать делу ход накатал бдительный товарищ «телегу», настучал на соседей по трибуне, дурно воспитанных. Короче, написал письмо в редакцию «Советской России». Опубликовала его газета второго июля. С небольшими отрывками вы можете ознакомиться:

«Не менее пятисот юных крикунов в течение всего матча неистово орали, размахивали красно-белыми флагами, шарфами, полотенцами (видимо, транспарантами, в переводе на современный русский — баннерами. — Прим. А.В.), скандировали, иногда в стихах, что-то очень лестное для футболистов «Спартака» и оскорбительное для соперников. Из-за оглушительного шума, свиста, криков, топота ногами звенело в ушах. Нельзя было услышать судейского свистка, объявлений по стадиону. Создавалось впечатление, что это вовсе не болельщики, а самые настоящие хулиганы». Впечатление усилилось после окончания матча, вне пределов стадиона — на подходе к станции метро и в его чреве.

В советское время на возмущенные письма граждан надлежало реагировать. Делу дали ход. По горячим следам корреспондент газеты встретился с директором стадиона В.Сильчевым и спросил его: как же так, что ж такое? Растерянный директор, по словам журналиста, «что-то промямлил, пообещав принять меры».

Знал бы гражданин Пасынков о страстях, бушевавших на российских стадионах: поломанных и сожженных креслах, летящих на поле фаерах, мило называемых ныне «фаер-шоу», оскорбительных надписях на баннерах в адрес команд и футболистов (даже Льва Яшина подонки не пощадили), массовых драках и прочих «шалостях» — вряд ли взялся бы за перо по столь незначительному поводу. Но ничего этого, как вы понимаете, житель Салавата не знал, не предполагал даже, что такое возможно. Отправив письмо в газету, он выпустила джинна из бутылки.

Цепная реакция

Эстафету от «Советской России» приняла 9 июля «Спортивная Москва». В небольшом материале, озаглавленном «Не омрачать футбольный праздник», опубликовала обращение капитанов московских команд к посетителям стадионов. На следующий день его перепечатал «Советский спорт», а 12-го — и сама «Советская Россия», затеявшая сыр-бор.

Короткое содержание: «Небольшие группки хулиганов, называющих себя болельщиками, криком, свистом, топотом мешают истинным любителям футбола следить за игрой... Нам, футболистам, такая поддержка не нужна и только мешает сосредоточиться на игре, — заявили капитаны. — Мы знаем, что они зачастую не успокаиваются и после окончания матчей, создают беспорядки в городском транспорте, отвратительно ведут себя, пакостят в общественных местах, пачкают стены различными надписями... Они позорят наш спорт, честь наших спортивных клубов. И с тех, кто не желает умерить свой пыл, следует спросить по всей строгости соответствующих законов».

Надо сказать, спрашивали, меры принимались, не столь гуманные, как ныне. Наиболее агрессивных бузотеров на разные сроки привлекали. Реальные.

Еще через девять дней высказался на сей счет товарищ В.Симаков. Он задался вопросом: а нет ли вины самих футболистов? Их необузданное поведение во время споров с судьями на предмет назначения (или неназначения) пенальти, положения «вне игры», симуляции, инсценировки падений, апелляции к зрителям. Цепная реакция передается трибунам. А всплески страстей после забитого гола, жаркие поцелуи, куча-мала... Все это возбуждает зрителей.

В течение двух месяцев бурным потоком стекались письма в редакцию «Советской России». Прокомментировать их редколлегия попросила заслуженного тренера СССР Гавриила Качалина. 11 августа Гавриил Дмитриевич задание выполнил.

Все еще держал руку на пульсе «Советский спорт», тиснувший 13 августа заметку анонимного автора: «Футбол и зритель». Повторив основные тезисы публикаций, он осудил поведение «крайне немногочисленных зрительских групп». Употребил и образные сравнения: «Как волны мощного морского прибоя несут порой в пене хлам и мусор, так и футбольные страсти чреваты подчас отдельными явлениями негативного, даже антиобщественного порядка». Аноним не только диагностировал болезнь, но и рецепты выписал. Они, по его мнению, «сохранят на стадионах чистую, радостную атмосферу». Рецепты не новые, в основном воспитательно-идеологического характера, универсальные, выписывали на разного рода хвори, обнаруженные в советском спорте. И одинаково неэффективные, польза от них, как мертвому припарка. Такие же рецепты (за отсутствием иных) предложил

Спорткомитет СССР

Точнее, начальник Управления футбола Вячеслав Колосков. Молчал долго, вплоть до наступления зимы. Выручило постановление ЦК КПСС «О дальнейшем подъеме массовости физической культуры и спорта». В нем был охвачен широкий спектр тем и даны универсальные рецепты по улучшению ситуации в нашем спорте и дальнейшему его подъему.

Это прежде всего улучшение идейно-воспитательной работы со спортсменами, организация во всех сборных командах и спортивных школах постоянной и целенаправленной политической учебы, воспитание молодежи в духе высокого советского патриотизма (а что, бывает и низкий?) и пролетарского интернационализма, преданности духу коммунизма. Неужели правители все еще верили в действенность набивших оскомину штампов? Обнаружили вожди и негативные явления, мешавшие «дальнейшему подъему советской физкультуры и спорта»: стяжательство, меценатство, переманивание спортсменов и прочее другое.

Подобные постановления, но прежде всего отчетные доклады генсеков на съездах и пленумах компартии воспринимались как руководство к действию и предоставляли широкое поле деятельности (как и работы классиков марксизма) для цитат в выступлениях и докладах низших звеньев, под правящей партией себя чистивших. Внимательно изучив сентябрьское постановление ЦК КПСС, 5 декабря подал голос, наконец (лучше поздно, чем никогда), на страницах «Советской России» начальник Управления футбола Колосков.

Выступление изложено в свете цековского постановления, а роль Спорткомитета СССР в улучшении ситуации в отечественном футболе подчеркнул начальник особо: «В последнее время Спорткомитет СССР принял ряд решительных мер, чтобы улучшить воспитательную работу в командах, упорядочить переходы игроков, устранить тренерскую чехарду... Без согласия Спорткомитета теперь не могут быть уволены или приняты на работу тренеры высшей и первой лиг...» Ха-ха-ха! Здоровый смех (употреблю прописанное в нашем словаре слово) миминизирует чувство гнева при чтении такого рода обещаний, повторяемых как «Отче наш» на протяжении многих лет предшественниками Вячеслава Ивановича.

Я вас всегда держал в курсе, предупреждая: не все в их воле, не вина спортивных функционеров, а беда в том, что не всегда удавалось сдержать прилюдно данное слово. В обществе, где реальной силой обладали небожители, а при изобретенной ими магической фразе «Есть мнение...» умолкали законы, включая основной — Конституцию государства. Спортивные (и не только) чиновники, авторы приказов, указов, постановлений, инструкций, созданных порой с благими намерениями, не в состоянии, узнав о мнении старших партийных начальников, их реализовать, как тогда говорили, претворить в жизнь. Потому и спросить за невыполнение было не с кого. Не стоит удивляться, тем более осуждать функционеров, которые нарушали регламенты и до правления Колоскова, и при нем (в небольшом, правда, количестве), невзирая на строжайшие инструкции, ежегодно обновлявшиеся, игроки переходили, нарушая правила, из команды в команду, даже в ходе сезона, то есть выступали за два клуба, что строжайше возбранялось, а тренеров, игнорируя приказы, смещали и назначали.

Затронутой здесь темой, если честно, не владею. Никогда фанатским движением всерьез не занимался и не интересовался. Родоначальниками движения (читал где-то), пионерами то есть, считаются спартаковские поклонники. Возникло оно во второй половине 1970-х, с вылетом «Спартака» в первую лигу. Со временем охватило оно другие клубы и регионы и приняло формы, крайнее проявление которых нам ныне известно. И дальше многолетних дискуссий по его обузданию дело не сдвинулось.

Почему я так много места, при полном к ней безразличии, уделил этой теме? Не раз говорил вам, что обязан освещать происходившие в нашем футболе явления, кои волновали общественность и на что живо реагировали СМИ. Поскольку на протяжении нескольких месяцев безобразиям болельщиков пресса уделила немало внимания, я должен был об этом вас информировать.

Источник: СЭ

Комментарии

Написать комментарий