Вы вот на каком языке думаете? Я — на русском. И это самый простой вопрос, который сразу идентифицирует вас как носителя культуры. Если бы я, судари мои, говорил по-русски, а думал, скажем, на латышском, то я был бы латышом. Русскоговорящим латышом

04 апреля 2021, 07:25
0
0
78

Орфосвинство и идиомаркетинг пишет:

Безо всяких.

И это, как отметила недавно Кира Сазонова, «самый простой тест на национальную принадлежность». Очень хочется мне сначала калёным утюгом проехаться по товарищу Авакову, который уже как только ни извернулся в попытках доказать, что он щирый украинец. А по-русски говорит не потому, что мову выучить не может, а потому, что русский — это украинский. Не пытайтесь осознать, это разновидность оруэлловского «правда — это ложь». Но суть в том, что и думает Аваков наверняка по-русски. А это значит, что он — русский. Катастрофа: министр внутренних дел Украины, долларовый мультимиллионер, журналист и экономист — русский внутри!

Вот именно этим и силён русский язык, именно потому его так и боятся: клей, которым во времена СССР соединяли этносы, республики, земли, культуры, оказался столь сильным, что въелся в подкорку и стал частью культурного кода не только Украины, но и Киргизии, и Армении, и Литвы. Вытравливать его оттуда равноценно добровольному отрезанию конечности, которая (есть такое психическое расстройство) внезапно показалась чужой.

Усекновение это превратит человека в инвалида, а то и вовсе его обескровит до смерти. С государством, даже карликовым и выдуманным, может случиться то же самое, если оно попытается выдрать из себя русский язык. Который не только делал это государство частью империи, но и создавал канву самого его существования.

Несмотря на негативные примеры других стран, несмотря на гражданские микробунты на местах прямо сейчас, процесс изгнания русского языка продолжается.

Что мы наблюдаем? В Армении с 2018-го, кажется, русский считается иностранным, русские фильмы дублируются армянскими титрами, а русские телеканалы — платные. Про Литву, Латвию, Эстонию и Украину я писал неоднократно: там идёт настоящий лингвоцид, в ходе которого использование русского языка приравнивается к преступлению.

В Казахстане хотят перевести алфавит на латиницу с кириллицы (зачем? Тогда уж давайте на арабский, это логично), а школьников планируют учить только на казахском. Тут я могу сделать ремарку относительно того, что рядовые казахи часто приезжают в Россию на заработки, — это факт. Не представляю, насколько ласково они будут поминать своё правительство, которое не предоставило им даже минимальной возможности для адаптации.

Сравним с английским: Индия, например, которая выращивает невероятное количество англоговорящих программистов, английский признала официальным языком, хотя история его появления там очень кровава.

Нигерия, сыны которой успешно покоряют США и Канаду, кажется, даже довольны, что у них государственный язык — английский, язык колонизаторов. В Кении, Сингапуре, Судане, Пакистане ни у кого ничего не чешется: английский язык открыл этим странам ворота в большой мир.

Но русский, такой же язык межнационального общения, вызывает у некоторых политиков аллергию. И последствия этой аллергии будут ощущать на себе не аваковы и зеленские, а обычные граждане дерусифицированных стран, изолированные и обделённые

Комментарии

Написать комментарий