Даже такой матерый диссидент, как Лобков, не сразу прочувствовал, что оппозиционная журналистика и либеральная журналистика в целом - это не про свободу слова и совести, а про классовую дисциплину, следование "правилам сообщества" и цензуру

02 мая 2021, 11:05
0
0
95

Несмотря на то, что журналист Павел Лобков мне крайне антипатичен, его увольнение с "Дождя за критику", это и есть та самая "Прекрасная Россия Будущего".

Даже такой матерый диссидент, как Лобков, не сразу прочувствовал, что оппозиционная журналистика и либеральная журналистика в целом - это не про свободу слова и совести, а про классовую дисциплину, следование "правилам сообщества" и цензуру. 

Современная журналистика давно потеряла свою свободу и успешно обслуживает либо правящие классы, в целях популяризации и пропаганды имеющегося политического строя, либо интересы корпораций, которым выгодно иметь свое присутствие в информационном пространстве. Неверно только российские официальные СМИ нарекать пропагандистскими. Апологеты журналистики, по лекалам которых меня в том числе обучали на журфаке в 90-е - ВВС, CNN, "Рейтерс", "Блумберг" и другие глобалистские медиа, занимаются тем же самым. Точнее говоря, они и положили основу переформации всех ключевых мировых медиа. 

Тем же самым, только наоборот, занимаются и формально российские протестные медиа - "Дождь", "Медуза", "Инсайдер", "Фонтанка", "Новая газет"а, злобные миньоны магната Шкулева. Они тоже обслуживают правящие классы, только не своей страны, а заокеанских оппонентов. 

Лобков красиво описал коллектив "Дожд"я - "Нет больше живого растущего организма, есть мертвая секта с холодноглазым комсомольцем и его женой". Такая же водянисто-бездушная обстановка и в Медузе, переделанную в секту поборницей свободы Галей Тимченко, на Эхе, в русских службах ВВС, Дойче Велле, Радио Свободы и других изданиях со сложными щами. 

Лобков попытался напомнить, что он все же живой человек, а не функция, но Дзядко и Синдеева ему быстро прикрутили одно место. В прекрасной России Будущего все должно быть подчинено революционной целесообразности, мнению вождя и партийной дисциплине. А за наличие своего мнения или ослушания - публичное наказание, товарищеский суд и бан. Возможно пожизненный.

Комментарии

Написать комментарий