Одно из главнейших и четко видимых настроений современного политического поля – усталость. Привычные политические рамки обветшали, содержание в значительной степени выветрилось, внутреннее не совпадает с внешним

05 октября 2021, 00:10
0
0
166

Именно поэтому споры главным образом идут не о содержании, а о форме.

Мир, главная задача которого произвести «человека без возраста», бесконечно обновляющегося, динамичного и в 12 и в 78 лет, ставит новые стандарты и предъявляет новые требования и к политикам, при этом одновременно боясь, что эти требования будут удовлетворены. 

Рисковать, но осторожно, побеждать, но безопасно, идти вперед, но спиной, глядя назад. Наибольшее количество конформистов сегодня выходят именно из дерзновенной, рвущейся вперед молодежной среды, самое сервильное искусство – современный авангард и концептуализм, самые несменяемые – лидеры глашатаев перемен, оппозиционных партий. Поэтому задача возникает крайне сложная – все менять, только чтобы ничего всерьез не менялось. А это, как знаем, ключевой маркер устаревания организма - хочется перемен, но сил на них нет.
 
В этой координате закономерно возникают политически проекты, главным словом в названии которых становится слово «новый» (вот, например, появились «новые люди»). Этот термин периодически возникает в политической лексике уже лет 500, но какой бы период данного словоупотребления мы ни взяли, всегда найдется общее. Оно заключается  том, что  новые люди есть целиком и полностью продукт системы, с которой они борются и коей противопоставляются через слово «новый» и в связи с этим они хотят тех же возможностей, что и те, кому они себя противопоставляют. 

Они не мыслят себя вне привычных категорий, как герой рассказа Ильфа и Петрова «Как создавался Робинзон» не мог себе представить, что на необитаемом острове можно жить без членских взносов, стола с зеленой скатертью, графина и месткома. То есть всякий раз происходит имитация масштабных, глубинных перемен, почему и приходится прибегать к упрощениям, трескучим лозунгам, вводить новые лица, которые не лучше старых.
 
Для того, чтобы новизна перестала быть декларативной и стала действительным архетипом перемен, нужно чтобы общество стремилось к обновлению.

Тогда планы и программы «новых» будут соответствовать реальной картине мира. Но поскольку этого нет, общество консервативно и стремится к архаике и иждивенчеству, то и программы популистские, иллюзорные, сиюминутные, декоративные, в основе которых лежит не стремление все изменить, а желание понравиться и угодить. Раздать что нибудь. Выделить субсидию. Простить долги. «Поднять уровень». 

Возникает фантомная политика, где политик выражает общие, а не конкретные интересы, он не строит новое общество, не создает принципиально иные дискурсы, у политической эстетики нет любимого героя, а, значит, ей некому подражать, не под кем по маяковски «себя чистить, чтобы плыть в революцию дальше».
 
А, значит, усталость очевидна и никаких «новых» нет.

Комментарии

Написать комментарий